Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:30 

Happy End

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Название: Happy End.
Автор: Sashka.
Персонажи: Баки Барнс, Стив Роджерс, Сэм Уилсон, Тони Старк и др.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Драма
Направленность: слэш
Размер: планируется Миди.
Статус: в процессе

Саммари: Действие разворачивается после событий "противостояния", с небольшими изменениями канона. Каждый из героев чувствует себя виноватым и старательно пытается исправить собственные ошибки. Или не слишком старательно.

Предупреждения:

Эксперимент. Проба пера. Будет выкладываться по мере написания и использоваться как мотивация писать дальше.

Что нужно знать:
1. Баки не заморозили после гражданки.
2. Автор в душе не знает, какие в итоге сложатся пейринги, и беты у автора нет, простите.
3. Если вы целиком на стороне кого-то одного или болеете за конкретный пейринг, то не читайте, не нужно.
4. И да, "всегеи", еще раз простите.

Ты же знаешь, все исправить можно,
Зачеркнуть, переписать обложку,
Переснять все сцены, монологи,
Из сюжета вычеркнуть так много.
Декорации сменить на осень,
О локациях никто не спросит.
Разреши мне сделать это тайно,
Чтоб все получилось как случайно.©



«Если ты читаешь это, то меня здесь уже нет. Не знаю, есть ли я теперь вообще где-нибудь. Прости меня. Но так нельзя, Стив. Мы оба это понимаем, но боимся говорить вслух. Я опасен. Даже для тебя. Тем более для тебя. Я ухожу. Прости».
Стив Роджерс нашел эту записку на кухне, рядом с тарелкой, на которой лежали еще теплые бутерброды с сыром и ветчиной. На завтрак Стив даже не взглянул, перечитал записку еще три раза и сорвался с места быстро, словно сорванная пружина.
Предчувствие в очередной раз его не подвело. Слишком все было гладко в последнее время, насколько вообще может быть гладко в их ситуации.
Почти два месяца, пятьдесят восемь долгих дней прошло с того момента, когда Стив чуть не убил Тони Старка. Земо вынудил, конечно, столкнул их, очень старательно надавил на болевые точки. Можно искать виноватых бесконечно, но Роджерс не пытался перекладывать вину на чужие плечи, она целиком и полностью лежит на нем.
Пятьдесят восемь дней назад он оставил Тони, отдал свой щит и в буквальном смысле сбежал в Ваканду, с радостью приняв неожиданное и воистину королевское приглашение. Дальше была почти неделя тишины. Тишины, но не спокойствия. Баки словно потерял всякую надежду на то, что у него есть шанс жить дальше своей жизнью, а не жизнью Солдата. Каким-то чудом Стиву удалось отговорить его от новой заморозки, хотя, видит Бог, он не имел никакого права отговаривать.
Потом была подводная тюрьма. Злая ухмылка Клинта, огромные глаза Ванды, полные страха, и смех Сэма. Это было глупо, разумеется, но Стив полностью осознал это только после вопроса Уилсона:
— И какой у нас план?
Плана не было. Была цель выжить и не попасть в очередную тюрьму.
Клинт залег на дно, забрав с собой Ванду, и за это Стив был ему бесконечно благодарен. Давящее чувство вины ослабло на какую-то сотую долю, но уже кое-что.
Скотт сбежал почти сразу после. А вот Сэм никуда не ушел. Во-первых, идти ему было некуда. Во-вторых, он заявил, что не оставит друга одного, тем более когда рядом ходячая машина для убийств. Баки, конечно, все слышал, но только пожал плечами.
— Пусть остается, ему же хуже.
Так они и остались — втроем. И словно по одиночке.
Там, в самолете, пока они летели перехватывать Земо, Стиву показалось, что все почти так же, как было раньше. Что Баки рядом с ним почти такой же, что вместе они смогут справиться с тем, что навалилось на них обоих.
Показалось.
После, уже отказавшись от идеи заморозки, Баки настоял на том, чтобы быть рядом со Стивом. Но при этом все равно напоминал загнанного зверя.
И новый протез он делать отказался. Взял только съемный, для маскировки в общественных местах.
В их маленьком доме, в таком же маленьком городе, было две отдельных спальни и длинный диван в гостиной. В день переезда Сэм, не слушая возражений, занял дальнюю спальню. А под утро случилась первая неловкая ситуация.

В четыре часа утра Уилсон, которому упорно не спалось в слишком большой для него кровати, решил встать и перекусить что-нибудь на кухне. Продукты были закуплены на неделю вперед, и Сокол, ни в чем себе не отказывая, собрал себе целую тарелку бутербродов, налил кофе в огромную кружку и прокрался в гостиную, стараясь идти как можно тише мимо чужой спальни.
В гостиной Сэм поставил кружку на подлокотник дивана и с наслаждением на этот самый диван рухнул.
— Твою мать! — тут же раздалось из-под одеяла, куда-то в бок прилетел чужой локоть, очень болезненно задев Сэма по ребрам.
— Барнс?! — Уилсон вскочил, осознав, что в буквальном смысле лежит сверху на солдате.
— Какого черта? — из-под одеяла показалась лохматая голова, в полумраке лицо было не очень хорошо видно, но и голоса было достаточно. — Ты что, не видишь, тут люди спят!
— А какого черта ты тут спишь? — подхватил Сэм в том же духе. — У меня совиного зрения нет, знаешь ли. Я просто хотел пожрать и поваляться на диване.
— На диване валяюсь я, иди жрать к себе, — отрезал Баки, пытаясь натянуть одеяло назад.
В коридоре послышались шаги.
— Что происходит?!
Роджерс, в одном белье, уже залетел в гостиную.
— Стив, иди спать. Этот придурок просто не разглядел меня в темноте, — пробурчал Баки, утыкаясь лицом в подушку.
— Почему ты вообще тут? — не отставал Сэм, он подошел к окну, отдернул штору. В темноте он чувствовал себя неуютно, зная, что его сожители-то как раз все прекрасно видят. — В вашей спальне отличная двуспальная кровать, такая же, как в моей. Вот и спали бы там.
— Предлагаешь нам спать в обнимку? — все так же глухо послышалось из-под одеяла.
— Так первый раз что ли? — не удержался Уилсон.
Повисла тишина. Очень нехорошая, и очень неприятная тишина. Сэм сообразил, что сморозил что-то лишнее. Благодаря солнечному свету, лицо Стива было прекрасно видно, как и алые пятна, вспыхнувшие у него на скулах.
Баки медленно стянул одеяло с головы. Посмотрел сначала на Сэма, потом на Стива, хмыкнул и поднялся.
— Я займу освободившуюся спальню. На диване будем спать по очереди, он жутко неудобный.
И ушел.
— Стив, — начал было Сэм. — Я не…
— Да все нормально, — Роджерс поморщился. — Просто… все не так.
— Я думал, что…
Он снова запнулся. Он думал, сейчас все вернулось. В конце концов Тони же…
— Я тоже пойду спать, ладно? — Стив развернулся, и Сэм старательно отвел взгляд от его задницы в белых боксерах. — Не пугайте так больше.

Не смотря на подобные идиотские ситуации, им удавалось жить вместе. И искать выход. Перспектива вечно прятаться от полиции не радовала. А вероятность того, что в суде их оправдают, была слишком ничтожной. Вот и искали выход, собирали сведения и просто жили.
А потом Баки вдруг ушел, оставив записку, которая больше походила на записку самоубийцы.
Стив разбудил Сэма, бросил ему записку, оделся за несколько секунд.
— И куда ты пойдешь? — Уилсон поймал его в коридоре. — Ты не знаешь, где он, куда пошел и зачем.
— Я буду искать.
— Стив, это глупо, — попытался остановить друга Сэм.
— Я знаю, — устало отозвался Роджерс, накинул капюшон. — Но я должен делать хоть что-то.

Если смотреть отсюда, сверху, то железные истуканы на полигоне кажутся маленькими разноцветными солдатиками, игрушками. Хотя по сути они именно игрушками и являлись. Фигура Старка терялась в этом блестящем, разноцветном море. И одновременно очень отчетливо выделялась среди остальных.
Железные фигуры вылетали из ангара и рассредоточивались по полю. Один, три, пять… Двенадцать?
Джеймс Баки Барнс спрятал в рюкзак бинокль. Нужно было действовать. Через пять минут Старк начнет испытание, и боевых машин вокруг станет меньше, нужно успеть попасть в самую гущу. И не дай Бог Старк успеет подумать раньше, чем отдаст приказ или выстрелит.
Почему люди недооценивают фактор внезапности? Его же можно использовать с любой целью, в любых условиях.
За спиной Тони что-то взвизгнуло, раздался звук выстрела. Слабый, скользящий удар по броне слева. Старк еще успел подумать, что, к счастью, он успел надеть костюм. И мысленно поразился, какой идиот лезет к нему в такой момент, в окружении боевых моделей. Потом, уже запуская пульсары, он сообразил, что удар слева был пулей, обычной пулей, кто-то явно промазал.
Старк ударил быстро, резко, не видя чужака, реагируя только на датчики. Мужчина пригнулся, на стене ангара за его спиной осталось выжженное пятно. Одна из моделей перехватила нападавшего, скрутила его, вторая выбила оружие, третья впечатала его в стену, да так и замерла, сжимая горло своей железной рукой.
И только тогда Тони увидел.
— Барнс?
Тот моргнул, сделал попытку вырваться. И Старк попробовал еще раз.
— Солдат?
Никакой реакции. Вообще. Его опять активировали? И где чертов Роджерс?
— Держать, — скомандовал Тони, снова активируя пульсары.
Модели должны были в буквальном смысле распять врага, пригвоздить его к стене. Но отсутствие левой руки слегка сбивало стандартную программу. Если бы не серьезность ситуации, Старк бы сейчас посмеялся над растерянностью машины.
Тони подошел ближе, заглянул в лицо.
— Говори. У тебя приказ? Чей?
Если приказ, то все еще хуже. И спрашивать бесполезно, конечно.
Барнс молчал. Пальцы на его горле сжались сильнее.
— Они будут держать тебя, пока не отключится программа, должна же она когда-то отключиться.
У него дрожали руки. Хотелось ударить, самостоятельно размазать по стене, уничтожить, чтобы это существо больше никого и никогда не касалось.
Он уже отвернулся, вздохнул, словно собираясь, взял себя в руки. И тут за спиной раздалось:
— Старк…
Хриплый, тихий голос.
Тони развернулся резко, ярость накатила с новой силой.
— Ты! Что, решил закончить начатое?! Вырезать всю фамилию под корень?
Он больше не собирался сдерживаться. Достаточно одного удара, и все будет кончено. Костюм снова пришел в движение.
А Барнс стоял и смотрел. Молча, не пытаясь вырваться, не трогаясь с места. И Тони не смог. Не поднялась рука.
«Ты же не машина».
Бросать его тоже нельзя, тащить куда-то и допрашивать — не вариант. Он даже из той непробиваемой камеры выбрался. Хотя у него тогда две руки было.
Где-то на задворках сознания мелькнуло мстительное чувство удовлетворения.
— Что тебе нужно? — выдохнул Старк. Тишина затягивалась. — Рассказывай. Зачем пришел, почему решил убить меня сейчас, где твой дружок шляется и почему бросил тебя без присмотра.
Впервые на лице Барнса мелькнули эмоции.
— Он не знает. Он здесь ни при чем.
— Надо же, осмысленные слова, — Тони сжал зубы и повторил. — Рассказывай!
Пять долгих секунд тишины, Старк снова поднял руки, уже просто для устрашения.
— Я теряю терпение.
Барнс опять молчал. И, кажется, совершенно не боялся, что ему сейчас одним ударом могут выжечь мозги.
Тони впечатал кулак совсем рядом с его головой, в стене осталась вмятина.
— Говори!
— Не будь трусом, Старк, — вдруг тихо произнес Барнс. — Сделай это. Ты же хочешь.
— Я не убийца, — прошипел Тони в ответ.
— Я знаю. Это просто. Смелее. Один удар, потом скажешь, что это была самооборона. Тебе поверят.
Поверят, да. Все поверят. Кроме одного мальчика из пробирки.
— Так ты за этим пришел? — до него вдруг дошло. — Закончить все решил?
Машины отступили. Солдат рухнул на пол, выпрямился на коленях, но подниматься не стал.
— Зачем? — злость снова закипала.
Барнс поднял на него взгляд, и так же тихо и спокойно ответил:
— Это правильно. Ты имеешь на это право, мы оба это знаем. Только Стив с его высокими моральными принципами мог думать иначе. Меня нельзя оставлять в живых.
— И ты пришел ко мне? Просто пусти себе пулю в лоб и не делай из меня палача.
— Ты имеешь на это право, — повторил Барнс упрямо.
— Нееет, — протянул Старк, рассмеялся коротко. — Ты пришел за прощением. За спокойствием. Думаешь, если я тебя убью, то все будет хорошо? Я успокоюсь, прощу тебе посмертно все прегрешения и пойду мириться с кэпом?
Он присел на корточки рядом. Злость ушла, страха не было. Была только пустота и горечь. И жалость.
— Хочешь, расскажу тебе, как все будет? Он будет тебя искать. Будет искать всю свою жизнь. А если найдет твой труп… Он меня уничтожит. Потом, конечно, и себя заодно, но сначала меня. И всех причастных. И все будет только хуже. Что, надеялся искупить вину собственной смертью? Ты забрал у меня родителей, забрал друга, — Тони впервые запнулся, пульсары вспыхнули и погасли. — Ты бы хоть о нем подумал.
Он выпрямился.
— Живи с этим, Барнс. И не надейся на счастливое избавление.
Баки так и стоял на коленях на крыше, даже когда рядом не осталось ни одной машины. Он думал, сегодня все закончится. В голову не приходило, что Старк может отступить. Уж трусом он точно не был.

Баки тихо вставил ключ в замочную скважину, бесшумно провернул, так же бесшумно вынул ключ и открыл дверь. Скользнул внутрь и замер.
Стив стоял в коридоре, скрестив руки на груди. Стоял и молчал. Ждал. Весь собранный, одетый. Джинсы, сапоги, куртка с капюшоном, и даже ключи в руках.
Баки вздохнул, захлопнул дверь, щелкнул задвижкой, прислонился к ней спиной и выдохнул:
— Прости.
Стив все еще молчал. Так же молча положил ключи на столик в прихожей, потянул куртку с плеч. Все движения такие медленные, плавные, словно он боялся ускоряться сейчас лишний раз.
— Стив…
Он не знал, что еще сказать, не мог подобрать слов.
— Почему? — коротко бросил Стив, глядя куда-то в стену.
— Ты знаешь почему, — Баки швырнул рюкзак на пол, провел ладонью по волосам.
— Нет. Почему ты вернулся?
Барнс замер, где-то глубоко внутри, куда не мог дотянуться даже Солдат, что-то дернулось и зазвенело, как натянутая струна.
— Мне уйти?
Стив развернулся так резко, что захотелось сделать шаг назад, но отступать уже было некуда.
— Я пытаюсь, Бак, — выдохнул Роджерс, и в его голосе послышалось такое отчаяние, что у Баки сжалось сердце. — Я ведь правда пытаюсь все исправить. Ты имеешь полное право уйти. И вернуться тоже, конечно. Просто, прошу тебя, не уходи… вот так. Я же искал тебя.
«Он будет тебя искать».
— Не нужно было, — Барнс шагнул к другу. — И прости. Еще раз. Больше такого не повторится.
Теперь точно не повторится.

Стив Роджерс спал. Механический будильник на тумбочке показывал пять утра. Для Стива на большой кровати было достаточно места, но он почему-то все равно лежал на краю, едва не падая с него, словно оставляя место для кого-то.
Баки тряхнул головой, прогоняя лишние мысли, осторожно сел на свободную половину постели и тихо окликнул:
— Стив?
Роджерс даже не дернулся, хотя сон у него всегда был чутким.
— Проснись, — настойчиво позвал Баки.
Стив что-то пробормотал во сне, перевернулся с живота на бок, одеяло сползло с плеч. Барнс мысленно вздохнул, очень осторожно коснулся плеча друга. В ту же секунду Роджерс распахнул глаза, заморгал, прогоняя сонную дымку в глазах.
— Бак?
Баки поспешно убрал ладонь с чужого плеча, собрался.
— Стив, мне надо идти.
Роджерс сел, потер лицо ладонями.
— Идти? Куда?
— Не могу сказать, — честно ответил Барнс. — Это на пару дней. Я вернусь, обещаю.
— Я с тобой, — тут же отозвался Стив.
— Исключено, — Баки знал, что он так скажет. — Со мной все будет в порядке. Никуда не полезу, ничего не натворю. Если что, я с тобой свяжусь.
Стив молчал целую минуту. Молчал и смотрел. А потом вдруг подался вперёд, ускользнул ладонью по чужому плечу, коснулся щеки.
— Бак…
— Не надо, Стив, — Барнс поднялся резко. — Нам обоим это не нужно.
— Ты уверен? — его шепот было почти не слышно.
«В тебе — да».
— Конечно. Я вернусь, Стиви.
Он развернулся к выходу, но еще успел увидеть, как едва заметно вздрогнул Роджерс.
— До встречи.

— Только тебя мне не хватало! — прошипел Баки, оглядывая Сэма с ног да головы. Сокол явно был готов к поездке. Полностью одетый, в своей кожаной куртке и с рюкзаком за плечами. Ему даже не нужно было ничего говорить, все и так было понятно. — Ты со мной не поедешь.
— А я не спрашивал у тебя разрешения, — Уилсон натянул кепку, поправил лямку рюкзака. — Ты один не в состоянии даже свой протез нацепить нормально.
Баки с раздражением вспомнил про искусственную конечность, которая так и валялась со вчерашнего вечера возле дверей ванной комнаты.
— И, если что, я смогу тебя пристрелить.
— Вот в этом не сомневаюсь, — хмыкнул Барнс. Уж если у кого и не дернется совесть, то именно у Сэма.
Он кивнул.
— Ладно. Машину ведешь ты. Лови.
Он швырнул ему ключи. Уилсон взмахнул рукой, но не поймал. Ключи ударились о его грудь и упали на пол.
Баки снова хмыкнул. Все-таки заявление «смогу пристрелить» было слегка поспешным.
— И куда мы едем? — наконец спросил Сэм, когда они уже ехали к окраине города. Баки молча развернул карту, ткнул пальцем.
— Отлично, — наигранно обрадовался Сокол. — Ты в курсе, что навигаторы изобрели миллион лет назад?
— Ты водитель или Гугл? — не удержался Барнс тут же.
— А ты знаешь, что такое Гугл?
Баки закрыл лицо ладонью. Спорить с Сэмом на идиотские темы можно было бесконечно. Хотя это и спором-то назвать нельзя.

— Два сэндвича больших, и соуса побольше, — попросил Сокол, улыбаясь милой девушке за стойкой. — И еще два с собой. И кофе. Тоже с собой.
Он взял целый пакет еды в итоге. Вышел из придорожной кафешки. Барнс сидел за дальним столиком под навесом, весь насупившийся, только что по сторонам не озирался, как хреновый шпион.
— Держи, ты вроде с сыром предпочитаешь, — Сэм поставил перед ним бумажную тарелочку.
— Могли бы поесть в машине, — Баки осторожно развернул сэндвич, принюхался.
— Нихрена. Сейчас мы нормально поедим, а потом уедем отсюда километров на пятьдесят, и я наконец посплю.
— Я могу вести машину.
— А потом нас остановят копы, и ты будешь доказывать, что рука у тебя такая же настоящая, как твои права.
— Как и твои, — подхватил Барнс, откусил сэндвич, положил его обратно на тарелку, отпил из стаканчика, еще раз откусил, положил, отпил.
Сэм устало подумал, что, наверное, со стороны это все выглядит очень странно. Но кофе был горячий, а главное крепкий. Да и соуса в сэндвичи не пожалели. Можно расслабиться и не думать. И не тянуться все время прикрыть Барнса собой, твою ж мать… Никто и не смотрит же.
— Зачем мы вообще едем? — в который раз спросил Сэм, надеясь хоть теперь получить ответ. — По-моему, мне пора знать.
— Зачем? Мы подъедем поближе, я пойду дальше, а ты останешься.
— Не останусь, — спорить надоело, но чертов бойфренд Роджерса был неисправим.
— Останешься. Ты в розыске. И не мастер по бесшумному проникновению.
— То есть, будет проникновение? Ты в курсе, что случится, если тебя все-таки поймают?
— Разворачивайся и езжай обратно.
Это Сэм тоже слышал уже несколько раз.
— Да прекрати ты, — не выдержал он наконец. — Мы в одной лодке. И я помочь хочу, а не читать тебе морали.
Барнс вскинул на него взгляд, повторил свой идиотский ритуал с сэндвичем еще раз и все-таки ответил:
— Я просто поговорю с кое-кем.
В голове у Сэма замелькали варианты, ни одного безопасного.
— Даже не думай.
— Нарушать закон я не собираюсь, — Баки тряхнул головой, прядка волос упала на глаза, он раздраженно заправил её за ухо. — Я просто собираюсь тихо проникнуть и поговорить. При этом, если нам с тобой повезет, меня все-таки убьют.
Уилсон представил, что скажет Стив, если ему не вернут его Баки в целости и сохранности.
— Либо ты мне сейчас все объяснишь, либо тебя убью я. И прямо сейчас.
Угроза была так себе, но почему-то подействовала.
— Мне нужно поговорить со Старком.
Сэм вздрогнул, кофе расплескалось на столик.
— С кем? — выдохнул Сокол. — Ты в курсе, что он хочет тебя убить?
— Это не так.
Пазл наконец сложился. Не прошло и года.
— Так ты у него был? Барнс? Ты уже был у него? — он подался вперед так резко, что задел столик, едва не опрокинув кофе совсем.
Баки закинул остатки сэндвича в рот, поднялся и молча пошел к машине.

Они уже отъехали от кафе, пропахшего дешевым кофе. Уилсон, все еще злой, улегся на заднее сиденье, подложив под голову куртку. Минут десять прошло в тишине, Баки прислушивался к окружающему миру, надеясь услышать опасность.
А мысленно почему-то возвращался к разговору в кафе. Что-то там было неправильное.
— Уилсон! — окликнул он тихо. — Ты знаешь, почему Старк хочет меня убить?
Сокол лежал, отвернувшись, но вот его спина тут же напряглась. Барнс не торопил. Несколько мгновений тишины, но Сэм все-таки ответил.
— Знаю. Стив сказал.
Баки не смог подобрать слов, чтобы как-то отреагировать. Почему-то захотелось уйти, убежать, спрятаться и не быть запертым в одной машине с этим человеком. Или вытащить пистолет, просто на всякий случай.
— Извини, — вдруг добавил Сэм. — Я спрашивал, был зол на Старка, а потом…
«А потом на меня», — мысленно закончил Барнс.
Тишина стала еще невыносимее. Баки распахнул дверцу, вышел на улицу. Вслед не полетело никаких возмущенных «Ты куда?», и от этого почему-то стало еще хуже.
Когда он вернулся в машину, Сэм уже спал. Действительно спал, развалившись на слишком маленьком для него сиденье. Баки вдруг подумал, что Стив бы не смог уснуть после этого идиотского обмена репликами. И зачем он только вообще спросил?

Тони Старк проснулся с твердым чувством, что в комнате кто-то есть. Дергаться и вообще двигаться было страшно, открывать глаза тоже. Тони полежал еще минуту, прислушиваясь к звукам. Тихо. Он осторожно открыл левый глаз. Темно. Светящиеся цифры на будильнике показывают три часа ночи.
— Надо поговорить, вставай.
Знакомый до отвращения голос. Но сейчас не было страшно, не возвращалась эта выжигающая злость. Только тяжелое, мерзкое чувство усталости.
Тони сел, откинулся на спинку кровати.
— Проникновение, сэр, — раздался механический голос.
— Спасибо, я заметил, — он хмыкнул, включил лампу. Барнс сидел в кресле у окна, все еще без руки, со смешным хвостиком на затылке. — Как тебе удается все время?
— Всего второй раз. Могу показать пару слабых точек.
Его тон был слишком спокойный, мелькнуло желание врезать кулаком по губам, чтобы они лопнули, забрызгав кровью лицо, но одновременно Тони откуда-то точно знал, чего стоит Барнсу это спокойствие.
— А что, собираешься повторять вылазки? — Старк поднялся, подошел к мини-бару. — Что тебе надо?
— Позвони ему, — коротко бросил Барнс. — Он ждет.
Тони хрипло рассмеялся.
— Что, наш кэп сидит над телефоном и ждет весточки? Смешно, ничего не скажешь.
— Он не считает себя больше капитаном, — вдруг отрезал Баки.
Тони удивился, мягко говоря. Хотя это, пожалуй, вполне ожидаемо. Без щита, со статусом преступника… Можно и человеком себя перестать считать, после всего-то.
— Что тебе надо? — повторил Тони, плеснул себе в бокал виски. Выпить хотелось страшно, и не хотелось вообще ничего одновременно.
— Он ждет звонка, — повторил Барнс. — И ему нужна твоя помощь. Им всем нужна.
Старк больше ничего не спросил, сделал глоток. Когда он обернулся к окну, в кресле уже никого не было.
— Пятница?
— Уже сделано, сэр.
— Умница, я тобой горжусь, — он улыбнулся и вернул бокал на место.
Маленький телефон-раскладушка лежал в тумбочке в спальне. Еще три часа назад он лежал в столе в лаборатории. Тони таскал его за собой везде, словно боялся, что тот может взорваться, если его оставить без присмотра. Или, надо признаться хотя бы себе, боялся он совершенно других, более реальных вещей. Например, что телефон все-таки зазвонит, но этого никто не увидит.
— Да в конце концов! — Тони дернул ящик на себя.
Через десять секунд в маленьком городе в тишине маленькой квартиры раздался оглушительно громкий звонок. Стив не спал, сидел на кухне с кружкой кофе и изо всех сил пытался просто сидеть, а не бежать куда-то и искать друга.
Звонок был неожиданным, Стив схватил телефон в ту же секунду, но замер. На дисплее был совсем не тот номер, которого можно было бы ждать. Нет, этот номер Роджерс и не надеялся увидеть. Но все-таки нажал ответ.
— Я слушаю.
На той стороне раздался тихий вздох, какой-то посторонний звук.
— Роджерс, где твой друг? — резко раздался голос Старка.
У Стива в груди вдруг стало больно.
— Баки? — он так не хотел произносить это имя вслух. — Он со мной.
— Опять врешь, кэп, привычка? — знакомая усмешка в голосе Тони звучала как издевательство, хотя почему «как».
— Ты их вытащил, да? — продолжал Старк. — Их всех? Виноватым себя почувствовал?
Стив молчал. Слов не было. Он закрыл глаза и в этой темноте словно заранее был выжжен образ Тони. Вот он стоит, сжимая в руках телефон, кривит губы в усмешке.
— Прости, Тони, — наконец произнес Роджерс, когда повисла тишина. — Я не мог иначе.
— Мог, — отрезал Старк. — Просто не захотел.
Звонок оборвался. Тишина была оглушающей, давила со всех сторон, прижимала к земле.
В эту самую секунду Тони Старк швырнул телефон в стену. Брызнуло пластиком, обломки упали на пол. Тони выругался. Громко, с наслаждением.
— Пятница!
— Да, сэр?
— Всю информацию мне на дисплей в лаборатории, живо.
— Три часа ночи, сэр.
— Будешь изображать заботливую жену, сотру нахрен вместе со всеми данными…

— Надо же, ты жив, — тон Сэма был откровенно разочарованным, но даже Баки услышал, сколько облегчения было в этой фразе.
— Ну прости, в другой раз, — Барнс забрался на заднее сиденье. — Поехали домой.
Они отъехали подальше, Баки успел поспать, перекусить остатками еды. И только потом вдруг решил спросить.
— Сэм?
— Ммм? — Уилсон глянул в зеркало заднего вида, Баки поймал его взгляд, сощурился.
— Что тебе еще говорил Стив? Часто вы с ним… откровенничали?
Сокол теперь снова смотрел только на дорогу.
— Слушай, это не та тема, которую стоит обсуждать нам с тобой, — он говорил неожиданно спокойно, без шуток.
— Да. Но если это касается меня…
— Он думал, что ты мертв, понимаешь? — перебил его Сэм. — От его чувства вины даже я задыхаюсь. А потом, на мосту… Я вообще не понимаю, как он там выжил. Ты же мог убить его одним ударом, а он бы не защищался даже. Конечно, черт возьми, ему нужно было с кем-то об этом всем говорить. Про все это, про тебя.
— И про Старка, да? — резко спросил Баки.
Сэм закусил губу, резко пошел на обгон, обошел огромную фуру и только тогда ответил.
— Нет. Про него он не говорил, да и говорить ничего не нужно было.
Уилсон вдруг затормозил, да так резко, что Барнс едва не ударился носом о его сиденье.
— У нас были похожие проблемы, — продолжал Сэм. — Я рассказал ему о себе. Он о себе. Хотя про его-то проблемы как раз вся страна знала.
— Вся страна не знает, что там творилось, — поморщился Баки.
— Серьезно? — Сэм наконец снова взглянул в зеркало заднего вида. — Друзья с детства, малыш Стиви, героическое спасение друга из лап Гидры. Думаешь, это все? А ты знаешь, что Маргарет Картер написала книгу по своим воспоминаниям?
— Пегги? — Баки удивленно поднял брови.
— Она самая. Чего там только нет. И про вас в том числе, — он хмыкнул. — Не трясись, ничего такого там не было. Хотя нет, пожалуй трясись. Потому что только идиот не понял, что на самом деле Картер имела в виду.
— Она написала… про нас? — Барнс не узнал собственного голоса.
Сэм пожал плечами, завел мотор.
— Тебе надо это прочитать. Может тогда ты начнешь понимать, как трясет Роджерса каждый раз, когда ты вот так сваливаешь.

Стив ничего не сказал. Вообще ничего. Только кивнул и ушел к себе в спальню. Наверняка отсыпаться.
— Сэм, — осторожно позвал Баки. — Помоги мне найти ту книгу.
Уилсон, который уже успел пожалеть о своем приступе откровенности, послушно нашел в интернете нужную книгу, вручил Барнсу телефон.
— Читай. Только не комментируй, умоляю.
Баки читал почти полтора часа, не отрываясь от телефона ни на секунду, кажется. Было много всего. Про войну, про Щ.И.Т, про Стива. Именно про Стива, а не про знаменитого Капитана. Все было хорошо, все было правильно. Не было ничего странного, интимного или неприятного.
Но у Баки почему-то все равно сжималось сердце. Он умел читать между строк.
«Спасибо, Пегги, теперь я знаю, как выглядел бы мой каминг-аут».

— Мне набрать полковника Росса? — в который раз спросил механический голос.
— Ну набери, если хочешь, чтобы твоего создателя все-таки посадили в тюрьму, — раздраженно пробормотал Тони.
— Боюсь, вы переоцениваете способность Пятницы понимать иронию, — спокойный тон Вижена раздражал еще больше.
— Пятница! Никаких звонков без моего прямого разрешения, — простонал Старк, уронив голову на стол. — Все. Здесь и усну.
Он бы и рад был уснуть, но кроме обычных, уже привычных проблем со сном у него теперь было еще слишком много забот.
— Пятница, выведи модель еще раз.
Трехметровая объемная модель снова выросла в центре лаборатории, и Тони снова принялся перебирать в голове всю информацию, что удалось достать.
Маленький магазин запчастей для автомобилей, окраина города. Неоправданно завышенные цены, ворчливый продавец лет семидесяти на вид, покупателей предсказуемо мало. Внизу подземный этаж, раскинувшийся почти на милю вокруг. Судя по данным видеонаблюдения, больше всего это похоже на творчество старого доброго Ванко. Вряд ли это его детище, но плагиат налицо.
Проблема заключалась в том, что узнать точно, что там творится, не было никакой возможности. Мини-шпионы просто ломались на подлете к дому, костюм отказывался работать. Вижен смог проникнуть на подземный этаж, но его вышвырнуло оттуда какой-то силой, которую он не смог даже разглядеть. Это пугало больше всего.
А чертов полковник Росс слышать не хочет ни о каких официальных вылазках. Он теперь вечно злой и неуравновешенный. Его можно понять, вместо мстителей на поводке у него остался только Тони и Вижен, обоих контролировать, мягко говоря, трудновато.
Хотя Старку все-таки дали задание — найти опасных преступников, которыми руководит капитан в отставке. Кстати про «найти».
Тони перевел взгляд на другой экран. Маленькая алая точка пульсировала совсем близко к Нью-Йорку, и еще ближе к штабу. Судя по тому, что перемещения были внутри здания, Барнс просто вернулся в свое убежище. Интересно, они там всей дружной компанией зависают? Нет, глупости, уж Клинт-то наверняка сбежал куда-нибудь подальше, у него из всей этой шайки больше всех мозгов. Значит, Барнс, Роджерс, само собой. Может быть, этот, как его, Лэнг, точно. Ванду они скорее всего спрятали получше. Еще Уилсон, возможно, если они с Барнсом друг друга не поубивали.
— Нам нужна помощь, — подал голос Вижен, вырывая Тони из размышлений. — Если твои выводы верные, то не сегодня завтра что-то случится. Могут пострадать люди.
Выводы были неутешительные. Последние несколько дней вокруг здания и внутри что-то явно происходило. Людей стало больше, движения вокруг тоже.
— Помощи ждать не от кого.
— Я подготовила список людей, которые могли бы помочь в данной ситуации, — Пятница уже вывела на экран вереницу из двенадцати фамилий.
Тони всмотрелся, прочитал все и рассмеялся.
— Смешно. Нам нужен кто-то, на кого можно положиться, — он щелкнул пальцами. — Романофф к черту, я бы вообще никому не советовал ей доверять. Бартон, Максимофф, Уилсон… Что они вообще здесь делают? Издеваешься? Тор где-то в другом мире, я даже не уверен, в каком именно. С Беннером примерно та же ситуация. Эти двое вообще неизвестно где, и я не завидую тем, кто их найдет. Тащить в Америку короля другой страны только ради сомнительной вылазки — отличная шутка. Роудс в отставке. Питера я больше никуда втягивать не буду, хватит парню.
Фамилии вспыхивали и исчезали одна за другой. Осталась одна. И Тони показалось, что воздуха резко стало меньше.
— Я сказал — можно положиться, — даже голос подвел, дернулся и оборвался. Старк прочистил горло, поднялся, прошелся по лаборатории. Сердце снова стучало как бешеное.
— Это действительно хороший вариант, — Вижен склонил голову к плечу, сощурился. — И если мы все-таки возьмемся за план под номером четыре…
— Я тебя умоляю, заткнись, — Тони схватился за сердце, задышал медленее, глубже.
— Болит? — Вижен подлетел ближе, Старк невольно отшатнулся.
«Болит, точно».
— Это отвратительная идея. Самая отвратительная из всех, — он сделал еще один глубокий вдох, сердцебиение выравнивалось, кажется. Вижен молчал, Пятница тоже. А Тони так хотелось, чтобы они сказали еще хоть что-нибудь, переубедили, уговорили.
— Ты хочешь, чтобы я тебя убедил, — Вижен словно научился читать мысли. — Я не буду этого делать. Тебе принимать решения.
Тони устало опустился прямо на пол, прислонился спиной к столу.
— А если я не хочу принимать решения?
Вижен был само спокойствие.
— Не принимай. Полковник Росс будет очень рад новым сведениям.
— Да пошел ты.

Этой ночью Стив Роджерс проснулся от того, что в окно его спальни постучали. Постучали. В окно.
Стив скатился с кровати одним быстрым движением, встал на колени, хватаясь за первое, что попало под руку — за стул с собственной одеждой.
— Какой ты нервный стал. Может, впустишь сначала? Я решил, что через окно как-то более драматично.
Знакомый ало-золотой костюм стоял прямо под окном, слегка помяв растущие там цветы. Стив неуверенно отпустил стул, шагнул к окну, распахнул створки.
Старк влетел внутрь, приземлился на кровать.
— Здесь мило. В твоем стиле.
Роджерс никак не мог решить, как к этому относиться.
— Ты действительно здесь?
Может, он просто не проснулся еще…
— Ну, ты меня раскусил, меня здесь нет, — шлем распахнулся, демонстрируя пугающую пустоту, а голос звучал почти так же натурально. — Так что, кэп, скучал?
— У меня нет больше этого звания, — тихо, но твердо отрезал Стив. — Зачем ты пришел, Тони?
— Не волнуйся, убивать твоего дружка не собираюсь, хотя можно было бы, — костюм выпрямился, опускаясь на пол. — Пора вытаскивать тебя из этого болота.
Костюм раскрылся, словно распахивая приглашающие объятия.
— Давай, не трусь, он донесет тебя до места. К утру вернешься, Барнс даже не заметит.
— Я же туда не влезу, — неуверенно произнес Стив. — Он для тебя сделан, разве нет?
— Спасибо за комплимент, конечно, но все продумано, залезай.
Это могла быть ловушка, продуманный план по захвату, сам Тони мог сейчас стоять в соседней комнате и целиться в голову Баки. Но Стив почему-то все равно шагнул спиной в костюм, железо сжало его со всех сторон, стало труднее дышать.
— Расслабься и получай удовольствие, — голос Тони раздался над самым ухом, и Стив невольно вздрогнул.
Костюм пришел в движение, оторвался от пола слегка медленней, чем обычно, но уже за окном быстро набрал скорость, взлетел на несколько десятков метров наверх. Дух захватило от ощущений и открывшегося вида. И только сейчас Стив сообразил, что Баки все-таки надо было предупредить.
Как раз в этот момент Баки улыбнулся, глядя на удаляющуюся фигуру в знакомых цветах. Все правильно, браво, Старк.

— Где это мы? — Стив с трудом узнал собственный голос. От ветра, высоты и всех пейзажей, что пролетали внизу, просто дух захватывало.
— Это наш новый дом, — голос Тони звучал так, словно он говорил прямо на ухо. Тихо и интимно, почти как раньше, когда-то. И Стив каким-то шестым чувством понял, что это «наш» к нему-то как раз не относится. Это их дом.
Словно серебристые кубики, разбросанные чьей-то огромной рукой. Было темно, и свет горел на дорожках, но не в домах. Костюм каким-то образом стал работать еще тише, они подлетели со стороны абсолютно глухой стены, в которой вдруг возник проход.
Внутри оказался коридор, железные объятия наконец-то разжались, и Стив вздохнул свободнее.
— Добро пожаловать, мистер Роджерс, — женский голос звучал слишком дружелюбно. Или здесь все было слишком? — Мистер Старк ждет вас. Прямо по коридору и вниз.
Стив смог только кивнуть. Коридор был небольшим и очень темным, без окон, с редкими горящими лампами на стенах. В конце была крутая лестница, ведущая вниз. Стив спустился по ступеням и оказался перед глухой дверью, дернул ручку — заперто. И что, постучать?
Но дверь открылась сама, распахнулась, чуть не задев гостя. Стив вошел внутрь, огляделся, и вдруг на секунду показалось, что он снова в башне Мстителей. Почти та же самая лаборатория, столы, экраны, механизмы. Хозяина не было. Но и тихо здесь не было. В невидимых колонках приглушенно играла музыка, где-то гудела какая-то машина, что-то жужжало на грани слышимости. Полупустая чашка кофе стояла на ближайшем столе. Стив перевел взгляд дальше и замер. На этом самом столе лежал круглый щит. Тот самый, со знакомой расцветкой и звездой в центре. И без царапин. Стив, как завороженный, шагнул ближе, коснулся холодной поверхности. Идеально ровно. И словно что-то не то.
— Уже нашел свою игрушку?
Стив вздрогнул и развернулся. Он даже не слышал, когда Тони вошел, а теперь взгляд словно прикипел к нему. Не изменился совсем. Следов на лице нет, никаких больше ссадин. И выглядел так по-домашнему — в одних брюках и белой майке. И если Стив не мог отвести от него взгляда, то Тони наоборот — даже не смотрел на него.
— Я его немного изменил, — продолжал он, подошел к столу. — Если попробуешь — поймешь.
— Я… — Стив запнулся, прочистил горло. — Я его не заслужил.
Тони едва заметно вздрогнул и резко сменил тему.
— Барнс вернулся домой, надеюсь? — он подхватил кружку, сделал глоток. — А то я даже немного волновался за него.
— Он был у тебя? — Стив все никак не мог заставить себя отвернуться, смотрел и смотрел — на пальцы, сжимающие ручку кружки, на губы, которые Тони облизнул после глотка.
— Что, и для тебя сюрприз? — Старк хмыкнул и сделал еще глоток, тон его вдруг неуловимо изменился. — Как ты вообще отпустил его одного?
По спине пробежал холодок, Стив повел плечами.
— Он был не один.
— Но не с тобой? А с кем тогда? — Тони как-то странно дернул головой, как будто хотел посмотреть на собеседника, но передумал. — Дай угадаю. У кого еще хватит ума… Уилсон? Знаешь, а я чувствовал, что эти двое сойдутся и будут из тебя веревки вить.
Роджерс не нашел слов, чтобы ответить. Он снова мог только смотреть. Тони допил кофе, вернул кружку на стол.
— Пятница!
Почти в центре лаборатории появилась большая голограмма, кажется, схема какого-то здания. Но Стив и на него смотреть не мог. Только на Тони. Смотреть и слушать.
— Это магазин, на окраине Нью-Йорка. Внутри подвалы, обширные, насколько я могу судить. Собирают там что-то, явно что-то не совсем законное. Вчера были выстрелы. И несколько человек, меньше всего похожих на бандитов, просто исчезли там, внизу. А что внизу, я не знаю. Проверить не могу, вся техника, любая, просто дохнет на подступах к дому. Моя броня отказывает, даже примитивные рации не работают. Причем в магазинчике, как минимум, смотрят телевизор, а внутри были замечены станки, вроде тех, что на заводах используют.
Короткая пауза, картинка сменилась.
— Вижен там был. На несколько секунд всего, его тоже вышибает оттуда какой-то невиданной хренью. Мне нужен человек, который проверит, что там творится. Человек, который точно справится без всякой техники вообще. Маленький железный кружочек не считается, — Тони кинул взгляд на щит.
Стив сглотнул.
— Ты хочешь, чтобы я туда пошел?
Старк развернулся и наконец посмотрел на него. Почему-то этот взгляд Стив смог выдержать ровно две секунды, опустил голову быстро. Стало легче дышать.
— Я не хочу, — голос Тони теперь звучал как сквозь одеяло. — Но ты единственный, у кого я могу попросить так рискнуть.
— Я не разведчик ведь, — тихо отозвался Стив. — Я солдат.
— Отказываешься?
Вопрос прозвучал очень ровно, но напряжение чувствовалось всем телом.
«Отказываюсь? Конечно, нет. Нет, ни за что…»
— Нет, не отказываюсь. Когда надо идти? — Стив с сомнением покосился на щит. Тони поймал этот взгляд, закусил губу, медленно вдохнул, выдохнул.
— Лучше всего прямо сейчас, я все тебе покажу. И, Роджерс, — Стив замер, боясь поднять взгляд. — Он твой. Забирай.
Ответить он не успел. Сквозь стену прошел Вижен, коротко склонил голову.
— Капитан.
Стив смог только кивнуть в ответ. Спорить не было сил.
— Я же преступник, — наконец выдохнул он. — Вы забыли?
Теперь они уже не были наедине, и сразу стало проще говорить.
— Как раз поэтому тебя здесь официально нет, — усмехнулся Старк. — Во всяком случае пока. Иди ближе, покажу, откуда тебе нужно будет пробираться.
Конечно, этой ночью он никуда не пошел. До четырех часов утра они обсуждали, как лучше проникнуть на этот подземный мини-завод. В четыре часа Пятница любезно напомнила, что мистеру Старку нужен сон, а для мистера Роджерса уже готова спальня.
Напряжение, которое во время импровизированного совещания почти отпустило, накатывало снова.
— Если я остаюсь до завтра, мне нужно связаться с Баки, — тихо произнес Стив.
Старк пожал плечами:
— У тебя в спальне будет стационарный телефон. Номер своего мобильного помнишь?
Стив знал свой номер наизусть, но не был уверен, что Баки на него ответит. Хотя лучше сначала попробовать.
Тони остался в лаборатории, а Вижен помог Стиву найти его спальню. Небольшая комната без окон, кровать с одной тумбочкой, шкаф, телевизор, книжная полка и ванная комнатка за дальней панелью. Ничего лишнего.
На тумбочке стоял телефон. Стив посмотрел на часы, вздохнул, но все-таки набрал собственный номер.
С той стороны ответили не сразу. Но Стив ждал, парням надо дать время.
— Алло?
Ответил почему-то Сэм. Хотя, наверное, это лучше, если бы звонил кто-то чужой и узнал голос Баки…
— Сэм, это я, — Стив вышел в ванную, хмыкнул, глядя на себя. Костюм Старка утащил его прямо из спальни, и Роджерс только сейчас сообразил, что пришел в гости в пижамных штанах и футболке. И босиком. — Со мной все в порядке. Если все пойдет нормально, завтра я вернусь. То есть, именно завтра, а не сегодняшним числом.
Раздался звук возни, приглушенный удар.
— Стив, — это уже Баки, видимо, короткую схватку он выиграл. — Точно все нормально?
Стив невольно улыбнулся.
— Да. Я еще позвоню потом. И не натворите там глупостей, я вас прошу. И не убейте друг друга.
Баки на той стороне скептически хмыкнул, и Стив стал прощаться. На душе стало светлее. И одновременно еще тяжелее, больнее. Как всегда, ничего нового.
Он принял душ и уснул, едва голова коснулась подушки.

Тони Старк проспал всего несколько часов. Утром долго отмокал в ванне, прислушивался к себе, к своим мыслям. Волны паники накатывали снова и снова. В конце концов Тони забрался в костюм и сорвался с места, умчался дальше, в город.
Нью-Йорк встретил его знакомым миллиардом огней, шумом улиц и запахом дешевых хот-догов. Тони подлетел к большому комплексу почти в центре города, оставил костюм на радость тут же понабежавшим детям, и поспешил наверх.
Там, наверху, на отдельном этаже старательно ходил по кругу Джеймс Роудс. Протезы помогали удерживаться на ногах, спину он уже понемногу чувствовал. Тони появился в дверях с букетом цветов. Не для друга, конечно, для доктора Хелен Чо. Она последнее время появлялась здесь редко, но вдруг заглянет.
Он бросил цветы на столик в углу, улыбнулся другу.
— Мда, бегун из тебя так себе, на соревнованиях тебя бы пристрелили из жалости.
— Погоди, дай круг закончить, ну, — Роуди старательно прибавил скорости. — Еще немного и будет тридцать.
Тони послушно дождался, пока Джеймс закончит тридцатый круг, рухнет на свое специальное кресло.
— Фух. Как тридцать километров пробежал, — он подхватил бутылку воды, выпил половину почти. — А ты в своем костюме скоро отрастишь себе пузо.
Старк рассмеялся:
— И не надейся. Сначала женюсь, заведу десяток детишек, а потом уже буду отращивать пузо, бороду и все, что полагается.
Роуди потянулся всем телом, насколько позволяла подвижность, бросил коротко:
— Поможешь или мне самому?
— Так и знал, что меня еще и заставят тут на тебя пахать, — вздохнул Тони.
Он поднялся, помог другу встать, дойти до ванной. Терпеливо дождался, пока он примет душ, от скуки нарезая круги по небольшой гостевой комнате. Принесли закуски, пузатый чайничек с маленькими кружками, очень кстати.
— Ты зачем пришел-то? — Роуди вернулся уже в кресле, закутанный в халат. — У тебя же вроде бы дело там.
Тони очень хотелось выпить бутылку вдвоем и поговорить. Но предлагать выпить друг, которого ежедневно пичкают лекарствами, да еще с утра пораньше… даже стыдно стало на мгновение.
— Дело вечером. Решил тебя проведать, неужели не соскучился? — он улыбнулся и принялся рассказывать про сегодняшнюю запланированную вылазку, максимально коротко. И сумел найти в себе силы признаться:
— Я его позвал, все-таки позвал.
Роуди, надо отдать ему должное, даже не стал спрашивать, кого именно.
— И ни разу не дал в морду при этом? Поздравляю, я бы не удержался.
— Хочешь, притащу сюда Сокола, и ты его от души отделаешь? — предложил Старк тут же.
— А ты и его нашел? Или они общее гнездо свили, как ты и предполагал? — Роуди потянулся к тарелке с закусками. Вид у него был удивительно умиротворенный. — Не, не хочу. Сам же знаешь.
Да, Тони знал. Роуди обладал удивительной способностью прощать людям даже самые мерзкие поступки. Простил же он когда-то самого Тони.
— Но ты же пришел не про Сокола поговорить, да? — Джеймс уже говорил с набитым ртом. — Что стряслось?
Тони сделал еще круг по гостиной, прочистил горло.
— Оно опять начинается. Каждый раз, как думаю про него, про Барнса или… или просто когда он рядом. Опять. Я все время жду чего-то, сам не знаю, чего, — он отвернулся к окну, стыд накатывал сильнее, но выговориться было необходимо. — Боюсь отправлять его туда. Боюсь, что с ним может что-то случиться, это с ним-то! Боюсь, что он… снова сделает что-то не так. И не знаю, откуда ждать подвоха.
— А если его не будет, Тони? — перебил его Роуди и повторил. — Если подвоха не будет? Совсем.
Старк развернулся к нему, хмыкнул.
— Будет. Обязательно будет.
— Это паранойя, — спокойно констатировал друг, сделал глоток из маленькой кружки с веселыми цветочками по ободку. — Да, он поступил как мудак. Да, мне жаль, что я не смог прочистить ему мозги вместе с тобой, он заслужил. Но, Тони, посмотри наконец правде в лицо. Все дело в Барнсе. Не в тебе и не в нем. В Барнсе. Твой Роджерс помешался на собственном чувстве долга пополам с чувством вины.
— Еще раз так его назовешь, — начал было Старк.
— Перестань наконец себя казнить, — резко оборвал его Роуди. — За то, что доверился ему. Его можно понять, в какой-то степени. Парню не оставили выбора, точнее как раз заставили выбирать. Вот ты бы смог выбрать?
Тони задавал себе этот вопрос миллион раз. Нет, он бы не смог.
— А он выбрал. И задумайся ты хоть на секунду, чего ему это стоило.
— Не делай из мухи слона. Для него все было проще! Он просто дал мне отставку и вернулся к бывшему любовнику, — не выдержал Старк, едва не срываясь на крик. — И наверняка даже не подумал, чего это стоило мне!
Роуди сощурился.
— Это он-то не подумал? — тихо и очень тяжело произнес он.
Слова падали как огромные валуны, давили своим весом. Снова стало трудно дышать.
— Твою ж мать, — Тони яростно потер грудь ладонью.
— Слушай, а ты хоть раз вспомнил, что твой отец был им другом? — Старку показалось, что его сейчас раздавит весом этих слов. — Им обоим. Ты об этом вспомнил?
Тони вспомнил. Но только сейчас, кажется, осознал, что это на самом деле значило для Роджерса. И для Барнса, черт бы его побрал.
Ноги больше не держали, он опустился в кресло, даже удивившись, что вообще не рухнул на пол.
— Я же пришел просто поговорить, — простонал он, пытаясь восстановить дыхание.
— Ну прости, иногда приходится заменять тебе совесть и голос разума одновременно, — Роудс говорил с насмешкой, но смотрел с беспокойством. — Позвать кого-нибудь?
— Не надо, сейчас пройдет, — Тони сделал несколько глубоких вдохов. — Знаешь, что самое хреновое? Что я в глубине души согласен с каждым твоим словом.
Он немного полежал, слушая, как аппетитно хрустит закусками Роуди, и у него у самого проснулся голод. Тарелка была пуста, чай выпит, а валуны уже не казались такими материальными.
— Я просто боюсь, — Тони первый нарушил тишину. — Боюсь, что он снова предаст. Кто бы мог подумать, что Роджерс вообще не такое способен, но если смог один раз…
— Перестань рассуждать в этом направлении, — устало предложил Джеймс. — Он тебя не предавал. Не пытайся найти аргументы против него или за. Просто прими как факт. Это не было предательством. И, положа руку на сердце, неужели ты не рад, что кэп не позволил тебе убить человека?
Тони поежился, сразу захотелось рассказать про первый визит Барнса, но это было слишком. Даже Барнс такого не заслужил.
— Расскажи мне про свои успехи, — мягко попросил Старк, жалея, что не начал с этого. Хотя Роуди терпеть не мог об этом говорить.
— Ты же все знаешь, — он махнул рукой. — Мой организм слишком дряхлый, принимать супер лекарства доктора Чо не желает. Так что пока только тренироваться.
— Список составил, что там с протезами поправить? — в который раз спросил Тони.
— Нет. Но я скину тебе потом. Завтра. Чтобы ты сегодня этим не занимался.
Старк вздохнул.
— У меня на базе Роджерс. Я боюсь находиться ближе чем на десяток километров к нему без крайней необходимости.
Роуди улыбнулся, как-то очень грустно и понимающе.
— Смелее, дружище. Ты же железный человек.

— Доброе утро, мистер Роджерс, — раздался голос Пятницы как только Стив открыл глаза. — Завтрак вас ждет. Настоятельно рекомендую не покидать крыло до визита мистера Старка. В соседней комнате так же имеется спортзал и музыкальный центр, спасибо.
Стив хмыкнул. Отлично, весь день сидеть в спальне и ждать. Так называемый завтрак был настолько обильным, что накормить можно было троих супер-солдат, Стив успел отвыкнуть от такого обилия.
Скучать правда не пришлось. Спортзал, телевизор и книжный шкаф вполне справились с навязчивым желанием Роджерса заглушить собственные мысли. Он даже решил, что все вполне неплохо, он держит себя в руках.
А потом пришел Тони.
Просто зашел в спальню, окинул Стива таким взглядом, что по спине сразу побежали мурашки.
— Читаешь, значит?
Роджерс выпрямился, откладывая книгу в сторону.
— Вроде того. Время?
Тони кивнул.
— Идем.
Инструкции, выданные Стиву, оказались просто огромными. Никогда еще на его памяти Тони так не беспокоился о безопасности. Это даже немного пугало. Но вслух Стив ничего такого не сказал.
— Я буду рядом, — в сотый раз повторил Старк. — Если что, помогу.
Стив не стал спрашивать, каким образом Тони собирается помогать, если любая техника в здании отказывает.
Сегодня Старк был совсем не похож на себя. Сдержанный, собранный, молчаливый. Пятница говорила в два раза больше, чем он. Да даже Вижен говорил больше. И снова Стив не мог даже поймать взгляд Тони.
— Щит возьмешь? — Старк так резко сменил тему, что Роджерс растерялся. Да и тема была откровенно запрещенная.
— Ты уверен? — тихо спросил он, оглядываясь на собственный символ.
— Дважды предлагать не буду.
Тони больше не поднимал эту тему. Но Стив все равно не смог удержаться, позволил себе прикоснуться к щиту, взял в руку, чувствуя знакомую тяжесть. Невероятно, он и не надеялся.
Старк не сказал ни слова, но Стиву почему-то показалось, что он все сделал правильно.
Уже ночью Роджерса снова упаковали в костюм, с целью маскировки. Приземлились они рядом со знакомым по схемам зданием, через два здания всего.
— Дальше техника уже начинает барахлить, — коротко объяснил Тони, едва Стив выбрался из брони. — Теперь все в твоих руках, можешь начинать хоть сейчас.
Стив кивнул, попрыгал на месте, взмахнул щитом пару раз на пробу. Его костюма теперь не было, только форма. Вполне комфортно, удобно, но очень непривычно, нельзя позволить, чтобы это помешало работе. Для связи ему дали только аккуратный серебристый свисток, такой, кажется, используют для дрессировки собак. Ухо обычных людей такой звук не воспринимает, и Стив обещал свистнуть, если что-то случится, и нужна будет реальная помощь. Сам он звук свистка прекрасно услышал, когда его опробовал, но идея была отличная.
Стив закончил с короткой подготовкой и кивнул.
— Я пошел.
И не двинулся с места.
— Стив, — тихо окликнул Тони. — Будь осторожен.
Тони Старк ненавидел неопределенность, это пугало его сильнее любых врагов.
Стив подошел к зданию со стороны центрального входа. Было тихо и темно, хотя с тыльной стороны определенно были слышны машины. Стив проверил дверь, окно. Сигнализация здесь определенно есть, рисковать не стоит.
Он обошел здание, выглянул из-за угла и тут же спрятался.
Здесь стояли машины, три штуки. Из них грузили какие-то большие коробки, заносили внутрь, задняя дверь была распахнута. Пришлось ждать. Коробок было много, почти полчаса Стив стоял и просто ждал, считал людей. Шесть человек, все мужчины. Откуда-то изнутри был слышен женский голос один раз, но слишком быстро и коротко, Стив не был уверен, что ему не послышалось.
Груз закончился, две машины уехали прочь, в каждой было только по одному человеку.
Стив подождал еще немного и осторожно подошел ближе ко входу. Дверь не заперли, только прикрыли, и она даже не скрипнула, когда Стив осторожно проскользнул внутрь.
Было темно, но разглядеть небольшую комнату и лестницу вниз было легко. Стив посмотрел вниз. Лестница была узкой, винтовой. Света на нее тоже падало слишком мало. Пришлось рискнуть.
Стив прыгнул, скользнул по перилам и спрятался за ступеньками.
Тишина. Темнота. И короткий коридор, заканчивающийся широким проходом. Вдоль стен тянулись открытые полки с коробками, книгами, какими-то запчастями. Сам коридор заканчивался тупиком, а проход от Стива закрывали полки. Как и самого Стива от возможных лишних глаз.
Стив замер под ступенями, прислушался.
— Если увеличим производство, можем успеть к пятому числу, — голос был мужской, неприятный. — Но нам нужен материал.
— Я не могу больше работать как раньше, я же говорила, — отвечала женщина, резко и раздраженно. — Там теперь везде камеры. Представляете, что будет, если меня они запишут? Я принимаю меры, конечно, но это требует времени.
— Мы знаем, спасибо, — третий голос тоже был мужской, и сразу становилось понятно, кто здесь главный. — Вы должны понимать, что как раз времени у нас очень мало. Я ни в коем случае вас не тороплю, но последние испытания говорят сами за себя.
— Сколько обхват? — коротко спросила женщина.
— Почти десять миль, — снова неприятный голос. — И это не предел.
— У нас чужой, — резко перебил его новый голос. — Я слышу.
Вот это было плохо. Очень плохо.
— Кто? — в голосе женщины не было страха.
— Я слышу дыхание.
Стив зажал себе рот ладонью, хотя это было смешно, он мог вообще не дышать некоторое время.
— Уходим. Быстро! Вы втроем задержите его.
Из прохода показались люди. Трое, в руках пистолеты. Дальше сразу раздались выстрелы, лестница над головой загудела. Как они поняли?
Стив метнул щит прямо из-под лестницы. Сделал кувырок, уходя от пуль. Над головой ударило, каменная крошка брызнула во все стороны. Он поймал щит, снова швырнул, ударил кулаком сразу в челюсть. Пуля задела плечо, оставив царапину, но противники были уже без сознания.
Отвратительно, полный провал.
Стив подхватил щит, влетел в проход и застыл. Огромная площадь, станки, машины, запчасти. Где здесь может быть выход? Он пробежал дальше, боясь, что опоздал. В конце прохода не было выхода. Вместо него было… нечто.
Больше всего это походило на окно. Огромное, круглое окно в совершенно другую комнату. Только окно висело в воздухе, а вместо рамы у него была золотой, светящийся ободок, опутанный какими-то светящимися нитями.
— Огонь! — мужчина в «окне» выстрелил из автомата, пули засвистели в воздухе.
Стив бросился вперед, надеясь достать противника. Но золотой ободок вдруг стал сужаться. Роджерс прыгнул, ладони коснулись золота.
Его отбросило мощным ударом, словно взрывная волна без бомбы. Куртка на груди сгорела за секунду, кожу опалило жаром, болью, один рукав оторвался, правая рука повисла плетью.
Стив упал на спину, приложившись головой о железную стойку. В голове зазвенело, боль накатила сильнее. Он приподнялся, окинул себя взглядом. Куртка осталась только на спине и левой руке. Грудь и живот… хотя лучше не смотреть. Он дотянулся до кармана в брюках, с третьего раза достал свисток, поднес к губам и дунул, изо всех сил надеясь, что сработает.
Свисток выпал из пальцев, Стив снова уронил голову на каменный пол, приложившись затылком.
Время тянулось медленно, перед глазами поплыли цветные пятна, а раненный все равно приподнялся на руках, попытался встать.
— Да лежи ты уже, твою мать, — голос Тони раздался над самым ухом. — Черт, черт… Лежи, говорю, сейчас.
— Тони, — Роджерс сумел сфокусировать взгляд, моргнул, слабо улыбнулся. — Плохой из меня разведчик.
Шлем раскрылся, Стив даже сумел разглядеть лицо Тони. И все-таки потерял сознание.
— Стив, — Тони сжал плечо Роджерса крепче. — Стив, ты меня слышишь? Черт, Пятница!
— Уже едут, сэр. Пять минут, — даже в голосе Пятницы слышалась паника, кажется.
Тони проклял себя тысячу раз за эти пять минут. Идея была откровенно идиотской, но он почему-то решил рискнуть. И ведь нашел кем рискнуть!
Медики подъехали через четыре с половиной минуты. Целая вечность. Хотя Стив дышал ровно, но Тони видел, во что превратились его грудь, живот, левая рука. Один сплошной ожог. Что тут вообще могло произойти?
Роджерса уложили на носилки. Тони так и не смог его отпустить, забрался в машину вместе с медиками, едва мог держать себя в руках и не вцепляться в чужую ладонь.
В штабе все равно пришлось его отпустить.
— Пятница, медицинский отсек нужно переделать, — голос дрожал, но внимание нужно переключить. — Полностью переделать. Чтобы во время операции можно было смотреть, не мешая хирургам. Предоставь мне план отсека. Да, прямо сейчас.
— Тони, — Вижен появился рядом так резко, что Старк даже вскинул ладони, собираясь ударить, но опомнился, выдохнул.
— Какого черта?!
— Мистер Роджерс будет жить, — Вижен словно не заметил ничего. — Его состояние стабильно.
— Как будто я сомневался! — Тони вышел из костюма, поспешил к себе. Выпить, срочно. — Он же супер-солдат, этот всех переживет.
Руки тряслись, когда он плеснул себе виски, выпил залпом.
— Рекомендую воспользоваться инъекцией, — голос Пятницы раздражал все сильнее. — Диагностирую приступ панической атаки.
Бокал упал на пол и разлетелся вдребезги, Тони не удержался на ногах, рухнул на пол, чувствуя, как осколки впиваются в колени, в ладони. Сильные пальцы подхватили его под локоть, сжали плечо, потянули наверх уверенно.
Через минуту он уже лежал на диване, наблюдая, как Вижен убирает шприц, выкидывает все в мусорное ведро.
В голове была пустота, тишина. Спокойствие. И Тони наконец позволил себе отключиться.
Пустота.
запись создана: 25.07.2017 в 20:09

@темы: Marvel, моё, фанфики

URL
Комментарии
2017-07-26 в 00:50 

Кицуне
Декартова лисичка
Ура, мой хедканон кто-то написал! Спасибо, очень цепляет. Пишите дальше!

2017-07-26 в 05:32 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Кицуне, Вам спасибо) А какой хедканон имеете в виду?

URL
2017-07-26 в 13:46 

Кицуне
Декартова лисичка
Когда Баки не заморозился, а пошел убивацца об Старка)))

2017-07-26 в 15:02 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Кицуне, а, ну отлично. Дальше будет интереснее

URL
2017-07-27 в 17:59 

dekstroza
per aspera ad astra
Вах, какая красота!
Буду с нетерпением ждать продолжения, очень интересно пока-что получается, прямо не оторваться!

2017-07-27 в 20:28 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
dekstroza, спасибо) Продолжение через пару дней будет)

URL
2017-08-01 в 10:54 

dekstroza
per aspera ad astra
Ох какая динамика! Прочла на одном дыхании! Спасибо за продолжение.

2017-08-01 в 20:33 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
dekstroza, Вы мне льстите) И Вам спасибо, рада, что это кому-то еще заходит)

URL
2017-08-02 в 00:37 

dekstroza
per aspera ad astra
Sashka., не... не льщу)) Пытаюсь подмазаться, чтобы поскорее увидеть продолжение)

2017-08-08 в 20:18 

Няффная Каффаечка
Гм...
получается весь из себя правильный и правый тони и весь из себя виноватая мямля-Кэп. Страшно думать, во что это выльется дальше.

2017-08-08 в 20:36 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Няффная Каффаечка, я даже не знаю, что Вам ответить, но поблагодарить за комментарий хочется)

URL
2017-08-08 в 23:15 

dekstroza
per aspera ad astra
А мне нравится! И Стив н мямля- просто обжегшись один раз дуешь на воду. Но что там они такое делают в подвале? Явно из какого-то другого мира... Интрииига! Интересноооо!
И, надеюсь, к следующей главе и Стиву и Тони полегчает.
Спасибо!

2017-08-09 в 14:33 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
dekstroza, спасибо) Постепенно полегчает всем)

URL
   

Fake it 'till you make it

главная