22:38 

Рациональный подход. Часть 9, последняя.

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Название: Рациональный подход
Автор: Sashka.
Фандом: Sherlock BBC
Статус: в процессе
Категория: слэш
Жанр: драма, детектив
Пейринг/Герои: Грегори Лестрейд/Майкрофт Холмс, Шерлок, Джон.
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: Все принадлежит создателям сериала, я только выставляю буквы в новом порядке.
Размещение: Ссылку оставьте, если вдруг.
Саммари: Грегори Лестрейд нуждается в сексе. Хорошем, регулярном сексе без обязательств и неприятных последствий. Нужно только найти подходящего человека.
Предупреждения: BDSM, возможен ООС
Критика: с благодарностью приму любую рациональную критику)

— Ну что ещё? — устало спросил Майкрофт, наблюдая, как к нему спешат несколько человек охраны.
— Сэр, ваш гость… Боюсь, он без сознания.
— Что?
Майкрофт поспешил вернуться. Ворота все ещё были открыты, а Лестрейд действительно лежал прямо на земле, закрыв глаза. Майкрофт с трудом смог удержать себя в руках и не кинуться к инспектору. Один из охранников уже присел рядом с ним, коснулся шеи, заглянул в глаза.
— В обмороке.
— Ну и чего вы ждете? Немедленно вызовете скорую! — злиться было проще. — И занесите его в гостиную на первом этаже.
Наверное, проще было бросить Грегори прямо здесь, но… не получилось. Майкрофт наблюдал, как его люди уложили Грегори на диван в гостиной, а тот уже приходил в сознание самостоятельно.
— Что за…
— Бога ради, лежите спокойно! — скомандовал Майкрофт. — Скорая уже едет.
Грегори нахмурился, но вставать не стал.
— Что случилось? Голова кружится.
— Еще бы. Вы упали в обморок. Очень удачно упали, — язвительность так и сочилась из него. — Сейчас прибудет медицинская помощь.
Убедившись, что умирать прямо здесь Лестрейд не собирается, Майкрофт немного расслабился. Но оставить его ждать скорую самостоятельно было очень заманчиво.
— Вы напоминаете мне моего брата. Вопиющая инфантильность. Вы же инспектор, у вас работа, дела. Нельзя так относиться к своему организму. Вы опять питаетесь одним кофе?
— Ну что вы, еще обезболивающими, — Лестрейд еще и улыбался, каков наглец.
— Это не смешно.
На счастье Майкрофта как раз появилась скорая. Деловитые доктора быстро осмотрели Грегори, померили давление, проверили температуру, отчитали его как мальчишку.
— Не надо мне в больницу, — начал сопротивляться Грег, едва более-менее пришел в себя. — Я в порядке. Подумаешь, перенапряжение. Мне просто нужно выспаться.
Спорить с ним никто не стал. Выписали какие-то лекарства прямо здесь, поставили укол, А Холмс вообще куда-то исчез. Какой-то мужчина в костюме спокойно и вежливо сообщил, что его ждет такси.
— Спасибо, — растерянно отозвался Грег, хотя попрощаться с Майкрофтом хотелось страшно.
Его действительно ждала машина. Обычное такси, а не то черное чудовище, которое всегда увозило его из этого дома. Его привезли, оплаты не взяли, что как-то неприятно, но спорить, конечно, было глупо.
В тот же самый момент Майкрофт Холмс разгуливал по своему кабинету, тщетно пытаясь убедить себя, что он все сделал правильно. И просто нужно больше не связываться с Лестрейдом. Желательно никогда, но это невозможно. Просто свести на нет общение вполне возможно. Будут встречаться только в крайних случаях. А этих случаев может и не быть совсем.

— Вы понимаете, что по голове нас за такое не погладят? — Донован снова была гласом разума.
— Что ты предлагаешь? Он сидит у нас уже слишком давно, а улик нет. Настоящих улик, а не наших выводов. Рисковать так мы не можем, — Грег сидел в кабинете, листая отчеты экспертов. — Подожди, у нашей последней жертвы нет татуировки?
— Мы с вами это уже обсуждали, — кивнула Салли. — То ли он правда просто испугался, то ли что…
— Вот видишь, тем более! — Грег поднялся. — У нас уже несколько гипотез. И ни одна не включает в себя все это. Идем, нас уже ждут.

Майкл Ченнинг снова выглядел так, как будто вот-вот разрыдается. Сидел, вжав голову в плечи, весь какой-то маленький, тихий.
— Добрый день, — Грег опустился напротив. — Ну что вы, мистер Ченнинг. Мы же вас пока ни в чем не обвиняем.
— Пока? — Майкл бросил на него быстрый взгляд, тут же опустил голову.
— Да, у нас сейчас обычная процедура. Эй, ребят, заводите.
В комнату завели еще двух парней. Оба черноволосые, в наручниках.
— Ставьте у стены, — командует Лестрейд. — Всех троих. И заводите нашего свидетеля.
Ченнинга подхватили, поставили у стены в один ряд с остальными. В комнату вошел мужчина средних лет, подтянутый, в белой рубашке.
— Итак, мистер Браун, вы все знаете, — Грег кивнул ему доброжелательно. — Посмотрите, пожалуйста, внимательно. Кого-нибудь узнаете?
Мистер Браун прошел вдоль шеренги медленно, еще раз. Уверенно кивнул на Ченнинга.
— Вот его. Точно, я его видел.
— Вы уверены? — очень вежливо уточнил Грег.
— Думаю, да. Я запомнил его лицо и глаза.
Грег снова кивнул ребятам в форме. Двоих оставшихся вывели. Ченнинга усадили на стул, Брауна на другой.
— Итак, еще раз. Мистер Браун, в ночь убийства Джеймса Форда вы видели именно этого человека?
— Да, точно. Я выглянул из душа и успел его заметить.
Ченнинг дернулся.
— Кто это? Я не понимаю…
— Мистер Ченнинг, это мистер Браун, свидетель убийства Джеймса Форда. Он был его клиентом в ту роковую ночь. И, боюсь, именно вас он видел.
— Да кто он такой? — Ченнинг заерзал. — Я его не знаю.
— Ну, разумеется. Вы даже не смотрели, кто клиент у ваших жертв, да?
— Это бред! — крикнул Ченнинг нервно. — Откуда вы его взяли?
Он уже не сжимался, его как-то странно трясло.
— Вы его просто не заметили, — спокойно отозвался Грег. — Нужно было быть аккуратнее. Мистер Браун, подробнее, пожалуйста. Что именно вы видели?
— Ну… я выходил из душа. То есть, не выходил, просто выглянул. Я услышал какие-то странные звуки. Голоса, потом как будто кто-то боролся.
Ченнинг громко фыркнул, но свидетель продолжал.
— Потом все стихло. Но я на всякий случай только приоткрыл дверь и выглянул. Тот парень лежал уже мертвый, горло его, — он запнулся. — Вы знаете. А этот… Этот стоял рядом с осколком бутылки в руках. Потом он его бросил, вытер руки о простыню, кажется. Потом я его уже не видел, я закрылся в ванной.
— Нужно было сразу идти в полицию, — Грег покачал головой.
— Да что он несет?! — Ченнинг не выдержал. — Не было такого! Где вы его откопали? Решили сунуть подставных свидетелей, да? Стыдно стало?
— Кому, мне, простите? — Грег удивленно вскинул брови.
— Я так и знал, что вы все струсите. Даже правду боитесь сказать, да? — он рассмеялся. — И как я мог быть таким наивным?
— С вами все в порядке, мистер…
— Не стройте из себя идиота! — Ченнинг резко сорвался на крик. — Вы, паскудные мерзавцы! Решили скрыть свое грязное белье? Лицемеры! Да вы по уши в дерьме здесь все… Вы… Своих покрываете? А вы сами, инспектор? Совесть не будет мучать? Не боитесь, что Роберт Кент будет вам по ночам сниться?
— Мне? С какой стати? — изумление было идеальным.
— Да это же вы были там! Я вас видел! И этого вашего… Миллера. Всех вас знаю, кто шляется к мальчикам-шлюхам, а потом их же сажает и спокойно идет трахать своих баб.
— Успокойтесь, Ченнинг, — Грег резко сменил тон. — Брауна здесь уже нет. А вы только что сознались в убийстве.
Ченнинга как водой окатили.
— Что? Нет!
— Боюсь, что да. Посмотрите вон туда, — он кивнул на камеру в углу. — Ни одно ваше слово не пропущено. Предлагаю чистосердечное. Вам же легче.
Ченнинг взглянул на камеру, потом на инспектора. И вдруг усмехнулся, упал обратно на стул.
— Да к черту всё. Я сделал, что хотел. Это главное.
— А теперь по-порядку, — Грег кивнул Донован. — В ваших интересах все рассказать как можно более подробно. Запишем как чистосердечное, сотрудничество со следствием. Найдем смягчающие обстоятельства. Они же у вас есть?
— Этот урод убил моего брата! — бросил Ченнинг резко. — Достаточно смягчающее обстоятельство?
Он начал говорить. Спокойно, с ироничной усмешкой, от которой почему-то бежали мурашки.
— Почему вы выбрали такую профессию, инспектор? С детства хотели ловить преступников? Вот я хотел. У меня был самый лучший брат. Сильный, умный. У него была такая красивая форма. И я хотел быть таким же, как он. Настоящим рыцарем на страже закона. Раскрывать преступления, участвовать в погонях, ловить убийц. Мой брат был для меня идеалом. Я оправдывал его, что бы он не делал. Всегда. У него была идеальная жизнь. Идеальная работа, друзья, девушка. Я так думал. Я был наивным мальчишкой, который был в восторге от жизни своего брата. И от его девушки тоже. Однажды я играл в комнате Оливера, спрятался под столом. А он пришел домой раньше обычного. Я затих, думал, он пришел со своей невестой. Мне очень хотелось посмотреть, как это делается. Но он пришел не с ней, а с ним.
Ченнинг скривился, словно видел это прямо сейчас.
— Знаете, как это было мерзко? Они, вдвоем, вместе. Идеальный образ моего брата рухнул с огромной высоты и разбился вдребезги. Вы знаете, что наша мать выращивала тогда цветы на продажу? Оливер таскал у нее эти цветы и дарил ему. Этой мерзкой шлюхе. Когда я смотрел на них, я заметил у него на пояснице букет цветов. Такой милый букетик в сине-белых цветах, такие собирала моя мать. Казалось бы, обычная татуировка. Но нет, она так и стояла у меня перед глазами, хотя как раз глаза-то я очень быстро закрыл.
Грегу уже нужна была пауза. Все это обдумать, понять. Но Ченнинг таких пауз не делал.
— А потом его убили. Его любовничек просто зарезал его, как поросенка. Моего брата зарезали в каком-то притоне. Конечно, я сначала ничего не знал. А потом понял. Тут услышал обрывок разговора, там… Я понял. Все знали, кто убил Оливера. Все. И никто ничего не сделал. Эту шлюху оставили на свободе. Полиция знала, но не стала связываться. Это потом я узнал, что после взятки, но мне было уже плевать.
Он снова рассмеялся, и снова резко и злобно выдохнул:
— Конечно, я хотел отомстить. Им всем. Уроду этому, который убил моего брата. Полиции. Даже моему брату. Но эта мысль пришла мне не сразу. Сначала я просто хотел стать тем, кем не стал мой брат. Тем самым стражем закона. Но, как оказалось, мой брат был не исключением, а скорее правилом. Те, кто учился рядом со мной, а потом и служил, все они были такими же. Один пьет, другой трахает мальчишек, третий изменяет жене с первой встречной. А общество все еще считает, что они — наша защита, опора. На них нужно равняться. Вам смешно? Мне тоже. Как я хотел макнуть их всех в грязь так, чтобы все увидели, какие они грязные, мерзкие, отвратительные. Почти все.
У Грега все еще не укладывалось это в голове. Глупо, как глупо. Кто пустил этого мальчика на такую должность? Кто разрешил ему получить такое образование вообще?
— Я нашел этого… Форда. Думал, как-то поднять старое дело, посадить его. Нашел и увидел, что он неплохо живет. Совесть его не мучает, он все так же бухает и трахается. Посадить его было неправильно. Убить… очень хотелось. Но это было бы даже гуманно. Зачем?
«Конечно», — подумал Грег. — «Да и отомстить ты хотел уже не за брата, а за себя, за свои порушенные идеалы».
— Он забрал у меня Оливера. Я решил тоже забрать его брата. Тем более, что этот был таким же — шлюхой, наркоманом, по уши в долгах. Какая-то ирония судьбы, да? Я за ним следил, присматривал, думал, как это все провернуть. И заодно мелькал везде, где можно. В этих притонах, клубах, барах. На всякий случай.
Где-то здесь Грег вдруг понял, что все рухнуло. Уже ничего не скрыть. Сколько же глупых поступков он сам совершил?
Ченнинг смотрел на него, щурился и улыбался.
— Что, инспектор? Занервничали? А ведь это вы виноваты. Я не собирался убивать этих мальчиков, знаете. Хотя мир стал чище, я думаю. Но если бы не вы… Я вас увидел. В ту ночь первого убийства. Видел, как вы пьете, присматриваетесь к мальчикам. Вы! Я же вас знал. Видел ваши фотографии, слышал истории про вас. А тут вы здесь. Нет, что вы, не то чтобы я слишком удивился. Я давно потерял свою детскую наивность. Но когда вы пошли в спальню с той шлюхой…
Грег физически чувствовал, как смотрит на него Донован. Он уже понимал, что слухами тут не обойтись.
— Я пошел за вами. Не стал заходить, конечно. А потом не удержался. Я не знаю, чего я хотел. Как будто, увидев меня, вы бы устыдились. Смешно. Я зашел, вы даже не закрылись, только табличку бросили.
Грегу хотелось остановить его, ударить, заставить замолчать. Но он только молча смотрел на убийцу.
— Вас-то уже не было, инспектор. В душ пошли, как я понял. А ваша шлюха так и лежала на постели. И все бы было нормально, если бы я не заметил у него татуировку с цветами. И у меня… я…
Он запнулся, и Грег впервые подал голос:
— И у тебя сорвало крышу.
— Вот именно. Ох, как его ненавидел в этот момент, — Ченнинг сжал кулаки до побелевших костяшек. — Такой же, как тот, что убил моего брата. Они все одинаковые. Да еще эта бутылка… я так и представлял, как перерезаю ему горло. А потом оказалось, что не только представлял. Но я это даже не сразу понял, только когда кровь отмывал.
Дальше все как-то сразу стало понятно. Как легко скрыть убийство одного человека, если убиваешь четырех. Как легко запутать следствие.
— Не стесняйтесь, инспектор, спросите, как я элегантно подбирал клиента и жертву, — он снова смеялся. — Вашего друга помните? Не верю, что вы его не нашли, иначе бы не привели ко мне этого подставного. А знаете как легко склонить такого, как он, сделать то, что нужно мне? Узнать, кто из инспекторов ходит по мальчикам было проще простого. Дождаться, пока он придет — еще проще. А заплатить конкретному мальчику, чтобы именно он соблазнил пьяного инспектора, еще проще. Их обоих мне было совершенно не жаль.
— На меня ты почему напал? — устало спросил Грег, чувствуя себя так, словно его прокрутили через мясорубку.
— Ой да бросьте, — Ченнинга явно это разозлило. — Чтобы вы меня не поймали, конечно. Вы же не просто так туда пришли, да?
Грег удивленно поднял брови, но не успел ничего ответить.
— Выследили меня, да? Знаете, кто вас сдал? Тот последний парень. Я за ним присматривал, собирался убить в подходящий момент, у меня таких подходящих уже было несколько штук. А тут он звонит мне и сообщает, что вы — здесь. Он просто решил поделиться новостью, в их среде про вас говорят на каждом углу уже.
— Кто должен был быть его клиентом?
— Да никто! Я не подобрал еще, но вы так удачно пришли… Никто же до сих пор не знал, что наша доблестная полиция ходить в бордель к мальчикам, — он резко наклонился ближе. — О, как же я на вас злился. Я-то ждал, что поднимется скандал. Инспектор Скотленд-Ярда, да еще не один, застукан с мальчиком-шлюхой, которому только что перерезали глотку. Какой вкусный скандал! Я представлял, как полиция будет обтекать, как на вас всех накинуться журналисты. А вы оказались еще большими лицемерами, чем я думал. Вы все скрыли! А потом еще и пришли в нужный мне бордель. Ну разве можно было упустить такой шанс? Вас бы нашли в одной постели, только представьте, как сладко…
— Довольно, — терпение Грега лопнуло. — Отведите его в камеру, завтра продолжим.
— Не хотите знать подробностей, инспектор? — Ченнинга уже было не заткнуть. — Не боитесь, что я расскажу в деталях, как вы трахали того парня по-собачьи.
Грега замутило.
— Уведите, я сказал…
Тишина была спасением. Он долго стоял, глядя на протоколы допросов. Все кончено. Но победа была сомнительной. Словно он сам весь в грязи. Может, он это заслужил?

— Может, все образуется? — даже по голову Донован было понятно, что сама она в это не верит.
— Да брось, — Грег снял со стены фотографию, бережно убрал её в коробку. — Ты бы простила такое подчиненному? Хотя тут дело даже не в этом… Очень громкое дело получилось.
Как раз в это время зазвонил рабочий телефон.
— Я слушаю. Да. Да, сейчас.
Как они старался, голос все равно дрогнул.
— Вызывают к шефу. Потом выпьем за мое увольнение?
Он коротко улыбнулся Салли и поспешил на ковер. Разноса не избежать.
В этой ситуации Грег даже не надеялся на положительный исход. Он вообще ни на что не надеялся, просто ждал, когда это все закончится.
Шеф не стал его отчитывать. Ни разу не повысил голос. Сообщил, что дело засекречено, все, кто был причастен к делу, дают подписку о неразглашении.
— И что, вы не уволите меня? — не понимал Грег. — И даже не понизите? И выговор не выпишите?
— А за что? — шеф на него даже не смотрел. — Дело ты раскрыл, молодец. Чистосердечное признание у тебя есть, улики тоже, как я теперь понимаю. Доведешь дело до суда и закончим с этим маньяком.
— А пресса?
— А что пресса? По-моему, она уже вся замолкла. Статья была, что маньяка поймали, ты разве не видел еще? Никаких подробностей там нет, но общественность хотя бы успокоится.
Грег вышел из кабинета, не совсем в своем уме. Это все не могло быть правдой. Три дня он ждал, что все вернется на место, что его уволят, выпишут выговор. Нет, тишина. И все бы хорошо, только коллеги как-то странно стали на него поглядывать.

— Ты мне только объясни, зачем ты ваш договор аннулировал? — вздохнул Шерлок, с сочувствием глядя на брата.
— Во-первых, я действовал согласно этому самому договору, — невозмутимо ответил Майкрофт. — Во-вторых, мы все равно пришли в тупик. Рано или поздно до Лестрейда бы дошло, в чем дело. И либо он начал бы этим пользоваться, либо он бы сам расторг договор, он же до отвращения благородный.
— Неужели ты даже не рассматриваешь варианта…
— Не рассматриваю. И давай закроем эту тему.
— Как скажешь. Это ты подсуетился, чтобы нашего инспектора не уволили со скандалом?
Майкрофт только вздохнул, устало закрывая лицо ладонью. Стоит один раз показать слабость Шерлоку, и он будет долго еще тыкать носом именно в это.

Спустя двадцать три часа после разговора двух братьев в ворота дома Майкрофта снова настойчиво стучали. На этот раз Холмс решил не связываться с ненормальным инспектором вообще.
Полчаса Грегори ломился в ворота. А потом что-то пискнуло, и ворота распахнулись перед ним, как перед собственным хозяином.
Майкрофт опешил. На три долгих секунды.
— Я убью этого мерзавца, — выдохнул он, уже мечтая, как он свернет шею своему младшему брату.
Лестрейда никто не посмел остановить, с таким-то пропуском, конечно. А Майкрофт отдавать приказы не стал. Пусть идет. И он пришел. Вошел прямо в кабинет, так нагло и спокойно.
— Мне все еще нужно с тобой поговорить.
И сел в кресло без приглашения. Майкрофт на него даже не смотрел.
— Пришли еще раз убедиться, что я плохо составляю договора?
— О, нет. Составляешь ты их отлично, только соблюдаешь плохо, — на стол лег экземпляр договора, помятый, явно не раз его засовывали в карман пиджака, местами в каких-то пятнах. — Поправки к пункту четвертому. В частности третья поправка.
Майкрофту захотелось его ударить.
— Кто тебе сказал? Шерлок? Ну, конечно. Знаешь что, — он впервые поднял взгляд на Грегори, тут же пожалел, но глаз не опустил. — Иди к черту. Если вам так нравится… найдите себе новую жертву и глумитесь над ней. И пропуск отдай немедленно!
— Третья поправка! — настойчиво повторил Грег. — Ты не имел права расторгать договор, даже не спросив меня.
— Пошел вон! — крикнул Майкрофт, поднимаясь резко. — Видеть тебя не могу!
Лестрейд вдруг наклонился, дернул его прямо за галстук и жадно впился губами в губы. Майкрофт попытался отстраниться, ему этого не позволили. Стол мешал, но Грегори уже почти лежал на нем, притягивая к себе Майкрофта, целуя жадно. Долго сопротивляться было просто невозможно. Никакого самообладания просто не хватило.
Лестрейд отстранился, тяжело дыша. Майкрофт видел его глаза так близко, его влажные, покрасневшие губы.
— Неужели тебе даже в голову не могло прийти, что ты мне нравишься? — прошептал Грегори.
Майкрофт дернулся, отстранился. На этот раз Лестрейд ему это позволил, но тут же обошел стол, притянул к себе. Сопротивляться все еще не было сил.
— Ты идиот, Холмс, — тебя надо еще размораживать и учить, что можно не просто трахаться, а заниматься любовью… с любимым человеком.
Майкрофт вздрогнул, несколько раз моргнул, а Грегори не замолкал.
— Но меня трясет от одной мысли, что ты подпишешь такой же договор с кем-то другим. Да и не в этом дело. Я хочу не только спать с тобой. Я хочу просто быть с тобой.
— Это не, — Майкрофт начал говорить, и с ужасом понял, что голос не слушается, получается как-то очень тихо и жалобно. — Это невозможно.
— Все возможно, если мы оба этого хотим.
Он снова поцеловал Холмса. Очень осторожно, с нежностью.
— Просто позволь…
Время остановилось. Майкрофт замер, позволив себе наслаждаться нежными поцелуями, какими-то глупыми словами, от которых почему-то становилось труднее дышать. Или легче?
Грег потянул Майкрофта из кабинета. Зачем оставаться здесь, когда можно добраться до восхитительной кровати? Но Холмс почему-то дернул его за руку, покачал головой и повел совсем в другую сторону. По лестнице вверх, открыть тяжелую дверь.
Здесь тоже была спальня, только совсем другая.
— Это твоя спальня? — тихо выдохнул Грег, не в силах поверить, что его допустили сюда.
Майкрофт снова промолчал, он вообще сегодня очень много молчал.
Грег поцеловал его в губы, очень медленно, с наслаждением, раздел, потянул на кровать. Наконец-то отпустить себя и позволить наслаждаться Майкрофтом, не стесняясь этого. Наконец-то поверить в то, что они вместе, конечно.
«Глупый, неужели ты стесняешься своего тела? Оно прекрасно. Ты весь прекрасен. Я хочу покрывать поцелуями каждый сантиметр твоей кожи, всего тебя. Касаться везде, любить снова и снова»
Сегодня он не отрывался от Майкрофта ни на секунду. Раздел медленно, поцелуями скользнул по груди, животу, еще ниже. Он целовал его там, вылизывал, готовил для себя. И Майкрофт в его руках стонал в голос, срывался на крик и царапал плечи.
Он вошел плавным толчком, заполняя Майкрофта изнутри полностью. Он довел его ласками, движением внутри, поцелуями. И с удовольствием сжимал своего мужчину в объятиях, пока того накрыла дрожь оргазма. И сегодня это точно был больше, чем секс.
Майкрофт лежал на его плече, обнимал одной рукой. Они отдыхали, восстанавливали дыхание. И именно сейчас Холмс решил начать разговор.
— И что дальше? — спросил он, потираясь щекой о плечо Грега. — Кто мы друг другу?
— Что за глупые вопросы? — проворчал Грег, не открывая глаз. — Мы — пара. Мы вместе.
— И что дальше? — повторил Майкрофт спокойно. — Будем все так же встречаться на ночь?
— Ну почему, ходить на свидания, встречаться где-нибудь, ужинать вместе.
Майкрофт приподнялся на локтях.
— А ты понимаешь, что это все — невозможно? — его тон Грегу совершенно не нравился.
— В каком смысле?
Майкрофт сел, натягивая на себя одеяло, провел ладонью по волосам.
— Ты думаешь, так все просто? Нам понравилось заниматься любовью друг с другом, а не просто трахаться, и все? Сразу неземная любовь и «жили они долго и счастливо»? У меня работа, у тебя тоже. Если пойдут слухи, будет очень плохо. Хотя дело даже не в этом. Чем мы будем вместе заниматься? Придумай хоть одно занятие. Смотреть детективные сериалы? Увольте, я в этих детективах угадываю преступника не первых пяти минутах, и обычно этот преступник подобран неверно. Я уже не говорю о деталях, на которые почему-то никто не обращает внимания. А тебе ведь нравятся такие сериалы, да?
— Майкрофт…
Но Холмса словно понесло.
— Что еще? Смотреть футбол я не люблю, ходить на матчи тем более, толпа неадекватных людей и выпивки — катастрофа. И, кстати, несчастные случаи там сплошь и рядом.
— А что любишь ты? — перебил его Грег, опасаясь, что Майкрофта сейчас вообще унесет.
— Читать книги. Но ты такие читать не будешь, ума не хватит, или образования, — он наморщил лоб. — Каждый день почти сижу с докладами. У меня огромный штат подчиненных и прислуги, все они пишут доносы друг на друга, а я развлекаюсь, вычисляя, кто написал правду. И мне просто нравится моя работа, а тебе про нее даже рассказывать нельзя, через раз все «совершенно секретно».
— Майкрофт, — Грег взял его за руку. — Но почему-то же вступил в силу пункт четыре дробь два. И третья поправка. Значит, мы справимся, я уверен. Во-первых, нам нравится вместе разгадывать загадки, я видел, тебе было интересно сидеть над фотографиями жертв. Во-вторых, у нас есть общие друзья. Целых два, не фыркай, Джон тоже твой друг, а брат тебя любит, что бы он там не говорил. В-третьих, нам нравится вместе сидеть на диване и пить какао. С зефирками. Тебе ведь понравилось мое какао?
Майкрофт позволил себе улыбнуться.
— Это называется маршмеллоу.
— О да, точно. Поэтому ты бессовестно утащил у меня кружку какао с последними маршмеллоу, да?
Он притянул Майкрофта к себе, поцеловал в губы.
— Слушай, я, конечно, идиот, но даже я понимаю, что до счастливого финала нам еще далеко. Но в этом же своя прелесть. У нас впереди долгий путь, мне еще предстоить лет пять под тебя подстраиваться…
— Как далеко ты замахиваешься, — тут же хмыкнул Майкрофт.
— Я замахиваюсь еще дальше, поверь мне. Но знать подробности тебе еще рано. Так что не паникуй раньше времени, мы справимся.
Майкрофт изо всех сил пытался понять, как мог допустить такое. Почему позволил этому человеку ворваться в его жизнь и перевернуть все с ног на голову? И почему сейчас так хватается за это «мы справимся»?
— Нужно составить новый договор, — заявил он вдруг.
— Это шутка? — брови Грега поползи наверх.
— Нет. Мы составим новый договор об отношениях. Установим правила, обговорим все вопросы, составим примерный план встреч.
— Майк, просто признай, что ты паникуешь, — вздохнул Лестрейд.
— При чем тут паника? Это будет весьма рационально. И мы установим временные рамки, решим, когда можно будет понять, что у нас точно ничего не получится.
— Ты серьезно считаешь, что это можно понять точно?
— Еще как. Так, только договор будем составлять вместе, мне нужна кое-какая информация от тебя…
Грег вздохнул и решил, что ничего не закончилось, все только начинается.

@темы: Шерлок, ШХ, Майкрофт, Джон, Грег, mystrade, моё

URL
Комментарии
2017-05-24 в 14:46 

Helen von Troia
Отлично, майстрад очень хорош и логичен. Я утащила к себе, буду перечитывать.
Но есть пробелы в грамматике, кое-где тавтология.

2017-05-24 в 14:51 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Helen von Troia, спасибо) А с грамматикой мда... надо вычитывать. Но я, честно говоря, так устала от него)

URL
2017-05-24 в 15:57 

Futbolerka
Can you? Dare you? Would you? Won't you? (с)
Прекрасный финал!:heart:
Достойный конец отличного фика. Майкрофт до последнего остается Майкрофтом. Чудно. И Грег чудесный, я от него в восторге.
Кейс мне очень понравился. Логичен от начала до конца.
Спасибо большое, что все-таки его закончили :white:

2017-05-24 в 17:03 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Futbolerka, спасибо, что читали и не послали меня куда подальше с моими перерывами) Фанфик должен был быть больше, я планировала писать про становление отношений дальше, но... это уже не этот фанфик будет)

URL
2017-05-25 в 03:20 

Futbolerka
Can you? Dare you? Would you? Won't you? (с)
Sashka., я понимаю)) фанфик вышел прекрасный и в таком объеме.
Сама склонна к перерывам, так что прекрасно вас понимаю) спасибо, что нашли в себе силы и закончили)

   

Fake it 'till you make it

главная