13:57 

Фанфик: Рациональный подход. Часть 7-8

Sashka.
Я - девочка. Я не хочу ничего решать, я хочу платье, шоколадку и бензопилу
Название: Рациональный подход
Автор: Sashka.
Фандом: Sherlock BBC
Статус: в процессе
Категория: слэш
Жанр: драма, детектив
Пейринг/Герои: Грегори Лестрейд/Майкрофт Холмс, Шерлок, Джон.
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: Все принадлежит создателям сериала, я только выставляю буквы в новом порядке.
Размещение: Ссылку оставьте, если вдруг.
Саммари: Грегори Лестрейд нуждается в сексе. Хорошем, регулярном сексе без обязательств и неприятных последствий. Нужно только найти подходящего человека.
Предупреждения: BDSM, возможен ООС
Критика: с благодарностью приму любую рациональную критику)

Части 1-2
Часть 3
Часть 4
Часть 5-6

— Какой толк в полном психологическом портрете убийцы, если улик все равно нет?!
Грег расхаживал по собственному кабинету, пытаясь сложить в голове хоть какую-нибудь картинку. Криминалисты, экспертизы, даже точная запись всех слов Шерлока. И ни одной полезной улики.
— Да он весь должен быть в крови, как его вообще никто не видит?! — хотелось что-нибудь разбить. Срочно. Вот прямо сейчас.
— Фрик сказал, он переодевается, — Салли невозмутимо листала отчеты. — Он вообще много чего говорил…
Донован досталась роль стенографистки в этот раз. Записав за Холмсом всю его речь, она едва не убила его на месте, и теперь тоже находилась не в самом добродушном настроении.
— Где, где он переодевается?! — воскликнул Грег, тыча пальцем в фотографии на стенде. — Ну вот где? Тем более если клиент в душе.
— Может он просто в плаще каком-нибудь, — Салли явно проговорила уже это все про себя. — Снял, надел. Быстро.
— Ага. В черном кожаном плаще и с горлышком бутылки. В темном углу. Ну просто классический маньяк, хоть фильм ужасов снимай.
Грегу хотелось есть, спать и принять душ. Хотя принять душ явно хотели все, кто был на месте преступления.
— Ваш псих же так и сказал, — уныло кивнула Салли. — Что этот урод пересмотрел фильмов.
«Ваш псих» звучало так, как будто она говорила про душевнобольного родственника в семье. Эдакого чудаковатого типа, мол, в семье не без урода.
У Грега прогрессировала паранойя. Ему казалось, что на работе люди уже узнали про них с Майкрофтом, и активно обсуждают его личную жизнь у него за спиной. Но об этом думать было некогда.
— Шеф меня убьет, — Грег устало опустился на стул. Его уже вызывали сегодня на ковер. Пригрозили, отчитали, дали установку найти преступника, во что бы то ни стало. А улик все еще не было. — Все, я домой. Закончи с отчетами. Если что — звони. Или записывай, вдруг что-то придет в голову.
Грег пообещал себе, что просто отдохнет. Выкинет из головы дело и займется чем-нибудь отвлекающим. Не получалось. У очередной жертвы снова была татуировка с цветами, на этот раз на груди. Это Грег отметил как-то машинально. Все равно зацепиться было не за что. Шерлок сбежал с места преступления, его явно озарило какой-то идеей. Но дозвониться до него не получалось. Пока сам не объявится, искать его бесполезно.
Сегодня машины перед домом не было, звонков от Холмса тоже, и Грег даже расстроился. Но Майкрофт же в любом случае не назначает встречи так часто. А напрашиваться самому бесполезно.
В квартире сегодня было как-то особенно пусто. Грег сидел в кресле, пил какао и старался думать о чем-нибудь приятном. Вот о Майкрофте, например. Они же провели отличный вечер вместе. И ночь тоже, к слову. И Холмс действительно ни слова не сказал о том, что у них снова не было никаких экспериментов в постели. Даже непривычно как-то не выслушивать претензии каждый раз.
Звонок раздался не вовремя, как всегда. Но отключать звук — слишком дорогое удовольствие. Грег поднялся, достал телефон. Но звонили не с работы.
— Да, Джон?
— Ты не видел Шерлока? — вместо приветствия сразу спросил Ватсон. — Он не появлялся дома весь день.
Грег взглянул на часы. Половина одиннадцатого. Джон волнуется, конечно.
— Нет, он сегодня утром был со мной. Ушел около семи часов. Больше я его не видел.
— Он просто ушел или опять убежал с горящими глазами? — голос Джона был ужасно усталым.
— Убежал, — вздохнул Лестрейд. — Тебе нужна помощь?
— Нет. То есть… Не знаю. Просто, если он убежал расследовать дело о маньяке, а его до сих пор нет, это разве не повод беспокоиться?
Наверное, так и было. Но, зная младшего Холмса, могло случиться все, что угодно.
— Давай я дерну нескольких ребят. Осмотрят его любимые места, спросят бездомных.
— Нет, с бездомными я сам. Спасибо, Грег. Свяжись со мной потом.
Лестрейд положил трубку, снова посмотрел на часы. Кажется, поспать не получится.
Через два часа по наводке Джона, Грег снова оказался в клубе. В каком-то очень грязном клубе. И дело было вовсе не в чистоте туалетов и блеске посуду, с этим как раз проблем не было. Вот только Грегу прямо на входе предложили расслабиться недорого. Очень захотелось нацепить на мерзкого парня наручники и отвезти в отделение. Но если Шерлок здесь…
Джон был менее сдержан сегодня. Поэтому мерзкий парень полетел в сторону, хотя при этом ничуть не расстроился и даже не удивился, кажется.
— Я осмотрю эту сторону. На связи, — коротко бросил Ватсон и исчез в толпе.
Иногда в мирном докторе просыпался военный, да так, что Грегу машинально хотелось вытянуться по струнке. Может, если живешь с Шерлоком по-другому и нельзя?
Лестрейд честно осмотрел свою часть клуба. Людей было много, но Шерлока он бы не пропустил. Зато тут же стало понятно, что клуб довольно специфический. Вон достаточно взглянуть на того брюнета на каблуках и в чулках. Кошмар. Если Шерлок здесь, то дома его ждет скандал. Если Джон его не убьет на месте, конечно.
Они встретились у стойки. Ватсон покачал головой.
— Ничего. Но вон там наверху есть что-то вроде отдельных комнат.
Большая лестница вела наверх, и рядом с ней стоял огромный мужчина, явно охрана. Мелькать жетоном не хотелось бы, конечно.
Наверное, Джон заметил, как поморщился Грег. Поэтому только коротко бросил:
— Можно купить специальный пропуск. Я сейчас.
И исчез. Он так спокойно это произнес и ориентировался тут с легкостью. Нет, не подозрительно, конечно, кто сказал, что подозрительно? Просто… удивительно.
Ватсон вернулся быстро, махнул рукой.
— Идем. И не свети пистолетом, умоляю.
Грег неловко поправил куртку, пряча ствол. Ну да, взял. На всякий случай.
Охранник у лестницы смерил их оценивающим взглядом. Грег только сейчас сообразил, что двое мужчин по одному пропуску в одну комнату… Неловко. Лишь бы Шерлок не узнал. Или Майкрофт. Хотя о чем это он? Вот уж кому будет все равно.
Их пропустили, конечно. Дальше был длинный коридор с кучей дверей. Почти везде слышались стоны. Неловкости прибавилось в разы.
— Двери закрываются изнутри, — Грег попытался делать хоть что-то полезное. — Шпингалет, кажется.
— Давай просто посмотрим, — Джон пошел вперед. Он тормозил возле каждой двери, прислушивался несколько секунд и шел дальше. В двух комнатах было пусто. В третьей было подозрительно тихо, хоть и закрыто.
Пропажа обнаружилась в последней комнате. Шерлок лежал на кровати, укрытый потрепанным покрывалом. Джон громко выругался, шагнул к нему, померил пульс, осмотрел зрачки.
— Надеюсь, всего лишь алкоголь. Шерлок, твою мать, вставай, мы тебя на руках не дотащим!
Дотащили. Матерясь сквозь зубы, сверкнув пистолетом, буквально донесли Холмса до машины, хотя он даже пытался шевелиться.
Уехать домой Грег не смог. Помог Джону донести Шерлока до дома, снять с него грязную верхнюю одежду, поставить капельницу.
— Выпьешь чего-нибудь? — спросил Ватсон, скидывая собственную куртку. — У меня есть пиво.
Лестрейд вздохнул. Хотелось в душ и спать. Но бросать друга сейчас было не очень красиво, поэтому он только кивнул. Молча сидеть и пить пиво прямо из бутылок оказалось очень приятно. Как-то уютно и спокойно даже.
А святой Джон еще и сделал сэндвичи. И даже предложил остаться на ночь. Во втором часу ночи ехать никуда не хотелось, поэтому Грег с радостью принял предложение. Да и мало ли, вдруг что-то понадобится.
Он воспользовался душем, завалился на диван в гостиной. И даже решил для себя, что в целом все неплохо. Шерлока нашли, от собственной активной деятельности мысли о маньяке куда-то ушли. Особенно если не думать, что Шерлок наверняка оказался в этом клубе как раз из-за него.
Уснуть было легко. А вот проснуться от смутно знакомого звука было не слишком приятно.
— Доброе утро, инспектор, — холодный тон старшего Холмса заставил Грега только сильнее натянуть одеяло на голову.
— Не валяйте дурака, Грегори. Семь утра. Вам разве не нужно на работу?
Он был прав, как всегда. И от этого стало только еще хуже. Утешало одно — выговор от Майкрофта Джон получит в одиночестве.
— Хотя бы сообщите мне, если Шерлок что-то там нашел, — пробурчал Грег, скидывая одеяло.
Он ушел буквально через десять минут, залпом выпив кофе. Буквально сбежал, стараясь не маячить перед глазами у Холмса.
После ухода Грегори Майкрофту стало как-то легче. Его присутствие вызывало какую-то иррациональную нервозность. И с этим нужно что-то делать. Позже.
Младший брат появился только к восьми, демонстрируя все признаки похмелья, кажется.
— Надеюсь, оно хотя бы того стоило? — мрачно спросил Майкрофт, наблюдая, как Джон суетится вокруг Шерлока. Наверняка братец уже получил хороший такой нагоняй, и сейчас Ватсон вспомнил другую свою роль.
Что-то во всем этом было не так. Джон не делал ничего особенного. Накинул на плечи Шерлоку плед, поставил рядом кружку кофе, потом принес какую-то таблетку, похоже от головы. Ничего странного. Но во всем этом было что-то смущающее. Что-то, что заставляло Майкрофта нервничать и раздраженно искать причину собственной нервозности.
— Кто-нибудь мне объяснит, что произошло? — попросил он мрачно.
— Я ведь уже говорил, — Шерлок наконец открыл рот. — Я искал зацепки.
— Нашел? — издевательски вежливо уточнил Майкрофт.
— Как ни странно — да, — кружка кофе несколько раз ударила о столик.
— Для этого обязательно было напиваться и заваливаться в какой-то бордель?
— Да не нуди ты, — Шерлок откинулся на спинку кресла. — Все в порядке. У меня обычное похмелье, даже у тебя такое бывает, не делай вид, что это не так.
Разговаривать с младшим братом было бесполезно. Мало того, что похмелье вообще не настраивает на разговоры. Так этот мальчишка еще активно играл в таинственного сыщика и не собирался ничего рассказывать. А Джон наверняка уже все знает. И как они умудрились так сойтись вообще?
У Майкрофта были дела намного важнее, чем болтовня с собственным братом, конечно. Тем более что к наркотикам Шерлок не вернулся, кажется. Нужно будет уточнить результаты анализа.
Майкрофт мысленно поставил себе задачу не забыть про анализ, и спокойно вернулся к собственным делам. Или попытался вернуться.
Но все еще какая-то мысль не давала ему покоя. А едва он пытался сосредоточиться на ней, ускользала, словно и не было. В конце концов, Майкрофт отложил бумаги, закрыл глаза и погрузился в собственную память. Нужно по порядку. Что-то заставило его нервничать. Что-то в квартире Шерлока было не так.
Пришлось снова проходить каждую секунду его пребывания на Бейкер-Стрит. Нервные мысли появились в самый первый момент, когда он увидел Грегори. Но это просто, в последний раз они виделись в весьма неловких обстоятельствах. Ничего интересного, дело не в этом.
Джон, Шерлок, кофе, плед… Что-то здесь мешало. Не давало покоя.
Майкрофт словно в замедленной съемке видел, как аккуратно Джон поправляет плед на плечах Шерлока. Так мягко, так заботливо.
Что-то щелкнуло в голове. Вспышка воспоминаний, чужие руки, укрывающие его одеялом.
Майкрофт дернулся и распахнул глаза. Его разум подвел его. Или… не совсем разум.
Катастрофа.

Холмс позвонил вечером. Словно знал, что Грег сегодня закончил пораньше. Хотелось отдохнуть и расслабиться, а не нестись куда-то. С другой стороны Майкрофт как раз предлагал отдых. Хоть и весьма завуалировано.
Они опять встретились в кабинете. Это раздражало все больше, но сегодня не хотелось предъявлять претензии.
— Привет, — Грег улыбнулся, падая в кресло напротив Майкрофта. — Опять сначала разговоры?
Холмс даже улыбнулся в ответ. Какая-то странная улыбка, но все же.
— Просто пару вопросов, — он поднялся, присел на край стола, оказавшись как-то сразу очень близко. — В последний раз мы как-то неловко расстались.
Грег вспомнил, как сбегал с Бейкер-Стрит, подальше от гнева старшего Холмса.
— Да, неловко получилось.
Майкрофт снова улыбнулся той же странной улыбкой. И вдруг наклонился ближе, коснулся губами губ. Коротко, невесомо. Грег ощутил его мятное дыхание, зубы только что чистил что ли?
Но Майкрофт вдруг сжал его плечи, поцеловал по-настоящему, и все мысли вылетели из головы. Поцелуй был горячий, даже пошлый. Грег дернул Холмса на себя, перехватил инициативу. Он только-только вошел во вкус.
Но Майкрофт вдруг резко отстранился, отступил на шаг.
— Так, всё. Ясно, — на его лице не было и тени улыбки больше.
— В чем дело? — Грег невольно провел ладонью по губам. Ему бы хотелось продолжить.
Майкрофт вернулся за стол, открыл какую-то папку, достал тонкий лист бумаги и холодно произнес:
— Я расторгаю договор.
— Ты… что? — опешил Грег. — Какого черта? Сейчас-то тебя что не устраивает?
— Я не собираюсь это обсуждать, — от его голоса словно становилось холоднее. — Договор расторгнут в одностороннем порядке.
Лестрейд выругался, схватил лист бумаги.
— Какой еще пункт четыре? Прекрати издеваться, я все еще не знаю эти твои пункты наизусть!
— Сочувствую, — Майкрофт был невозмутим. Хотелось ударить его прямо сейчас. — Можешь оспорить мое решение в суде.
— Это потому что у нас не было жесткого секса? — глупо спросил Грег. — Но это же не повод…
— Инспектор, извольте покинуть мой дом, — Холмс на него даже не смотрел. — Машина вас ждет. Спасибо за сотрудничество, всего доброго.
Грег поднялся.
— Чтобы я еще раз связался с вашей чокнутой семейкой… Ну ты и скотина, Майкрофт.
Он пнул стол в раздражении и вышел из кабинета, хлопнув дверью.
Все кончено? Вот так вот просто и быстро? А он уже начал думать… Нет, стоп. Ничего подобного. Майкрофт Холмс остался все тем же человекоподобным роботом. Что еще от него можно было ожидать? Человеческого отношения? Смешно.
От машины Грег отказываться не стал. А вдруг Майкрофт потом спросит у водителя, как все было. Не хотелось вести себя по-детски.
Раздражало все. Дорогая машина, кожаные сиденья, молчаливый водитель. Ужасно хотелось на кого-нибудь наорать.
В собственную квартиру Грег даже не зашел. У него образовался свободный вечер, а отвратительное настроение никто не отменял.
Он выбрал самое мерзкое заведение, кажется. После последнего клуба, где он был, все кажется мерзким. Здесь были девочки в клетках и у шестов. Красивые девочки, восхитительные.
Грег даже взял приватный танец. Рыжая красотка изгибалась у него на коленях, а выгнать из головы Майкрофта не получалось.
Нужно было менять клуб.
Если бы кто-нибудь из его окружения знал, что инспектор Лестрейд знает, куда идти, чтобы снять мальчика на ночь, он бы точно лишился уважения и, наверное, должности. Но сейчас ему было плевать.
Здесь они ни разу не был, но все эти заведения были какие-то одинаковые.
Грегу было все равно, кто его будет обслуживать, как его будут звать. Лишь бы было темно. И быстро.
Он ждал в крохотной кабинке, уже начиная трезветь и жалеть, что вообще сюда пришел.
Пришел парень. В одних брюках, с голым торсом. Его лица Грег не видел, да и не хотел смотреть.
— Отлично, раздевайся…
Сам он только расстегнул ремень пока. Парень снял брюки, оставшись в одном белье. И приступил к действиям. Грегу было все равно, что он делает. Он просто расслабился на кровати, прислонившись к спинке, закрыл глаза.
Парень обхаживал его со всех сторон, поглаживал, терся всем телом. Перешел за спину, разминал плечи.
— Да, продолжай.
Массаж ему не помешает. Особенно сейчас, когда от напряжения у него даже не стоит на симпатичного парня.
Руки вдруг исчезли, три секунды тишины.
Грег так и не понял, что заставило его дернуться. Что-то острое вспороло плечо, едва не задев шею. Боль горячей волной затопила всю правую сторону тела.
Рефлексы сработали даже в таком состоянии. Грег развернулся, перехватил чужое запястье, вывернул. Сдавленный стон, и на пол упал осколок бутылки. Горлышко с острыми краями.
— Ах ты сука…
Резкий удар по плечу заставил тихо охнуть, кровь потекла по руке, по груди. Грегу удалось перехватить парня, выкрутить руки, задеть ногой, заставив упасть на колени.
Он сел сверху, ударил посильнее, парень уткнулся лицом в ковер.
— Да не дергайся ты уже.
Он легко дотянулся до куртки, вытащил наручники, приковал к ножке кровати и отступил.
Только теперь он включил свет, взглянул в лицо парню.
Он его уже где-то видел. Но никак не мог вспомнить, где именно. А парень весь сжался, прятал лицо и все пытался дотянуться до осколка бутылки.
Лестрейд на всякий случай не трогал осколок руками. Взял салфетку, поднял его, положил на столик.
И в дверь постучали. Настойчиво так.
— Лестрейд, открывайте.
Меньше всего Грег сейчас ожидал услышать голос Шерлока Холмса. Но Шерлок умел удивлять.
— Какого черта? — он распахнул двери, чтобы своими глазами убедиться, что не ошибся.
Шерлок невозмутимо кивнул, вошел в комнату, закрыл за собой дверь.
— Вы поймали маньяка, поздравляю.
— Что ты тут делаешь? — прошипел Грег, набирая номер на телефоне. — Я вызываю подкрепление. Этого нужно увезти…
— Если что, в соседней комнате труп. Его тоже как-то нехорошо здесь оставлять.
Грег выругался и нажал вызов.
Едва он положил трубку, Шерлок снова заговорил.
— Тебе придется придумать хорошую отмазку. Предложение — я выследил маньяка, шел за ним. А ты составлял мне компанию.
— Компанию?
Теперь Грегу хотелось прибить и Шерлока.
— Ну хорошо-хорошо. Ты выследил маньяка по моей наводке. Меня тут вообще не было, как вариант. И, кстати, в ванной тут есть полотенца. Может, хоть перевязать тебя?
— Спасибо, что заметил. Следи за этим. Если что — бей. Или ори.
Он ушел в ванную комнату, кое-как промыл рану. Отделаться мелким порезом не получилось. Края раны разошлись очень нехорошо, боль накатывала все сильнее. Грег намотал полотенце на плечо, вернулся в комнату.
Шерлок сидел на кровати, с интересом рассматривая парня.
— А если бы он меня убил? — вдруг сообразил Лестрейд. — Ты знал, кто он? Почему ты ничего не сделал?
— Инспектор, вы обвиняете меня в том, что я вас переоценил? Я запомню.
Грег прикусил губу. Мда, некрасиво.
Парень снова дернулся в наручниках. И память вдруг услужливо подкинула затуманенные алкоголем подробности.
— Черт, я тебя знаю. Это же ты был свидетелем по третьему убийству. Так ты сам убил этого парня, с которым переспал?
— Вы меня с кем-то перепутали! — нотки у него были визгливые, но голос Грег узнал сразу. — Я не буду говорить без адвоката. Вы… вы мне руку вывихнули.
— А ты мне руку чуть не отрезал! Мудак, — Грег отвернулся. Маньяк-то, оказывается, был совсем рядом.
— А ты не дал мне его допросить, — напоминает Шерлок язвительно. — Сам виноват.
— Ты не высказывал желания его допрашивать, — парирует Грег. — И да, не хочешь все-таки рассказать, как ты тут оказался?
Шерлок вздохнул и уныло бросил:
— У меня было несколько подозреваемых. Он среди прочих. Я всего лишь установил слежку. А уж когда я узнал, что вы с ним оказались в одном клубе…
— Ты его подозревал и не сказал мне? — перебил Грег. — Шерлок, какого черта?
— А ты не подозревал? — удивился Холмс. — Ну извини, я все-таки тебя переоценил.
— Ты же его даже не видел!
Шерлок замешкался.
— Все-таки видел? — выдохнул Лестрейд.
— Мы пересеклись, — уныло протянул Холмс. — Совершенно случайно, конечно. Мне нужно было просто на него посмотреть.
— Тот клуб, в котором мы тебя нашли, — вспомнил Грег. — Нельзя было сразу мне сказать?
— Я не люблю сообщать непроверенные версии.
Желание врезать Шерлоку стало таким ощутимым, что зачесались костяшки.

Его люди приехали быстро. А еще скорая, конечно. И ему наконец обработали рану, перевязали. С рукой на перевязи было, мягко говоря, неудобно. Но уж точно лучше, чем вообще без нее.
Шерлок сбежал раньше, чем приехал кто-либо. Опять отказался фигурировать в деле.
А Грег чувствовал себя отвратительно. И дело было даже не в руке. И не в Майкрофте, мысли о котором вернулись слишком быстро.
Грег чувствовал себя неудачником. Он поймал маньяка, но сделал это исключительно по воле случая. Если бы не сегодняшняя ссора со старшим Холмсом и не помощь младшего, он бы никогда не поймал преступника.
Парня звали Майкл. Сержант полиции. Выговоров нет. В нарушениях не замечен. Психологическую экспертизу проходил регулярно.
Грег листал документы одной рукой, взглянул на часы. Уже почти утро. А задержанного увезли в больницу. Якобы он слишком сильно пострадал в клубе. Сволочь.
Это означало, что допрос откладывается до завтра. Но это даже к лучшему. Грег дико устал, глаза слипались, кофе не помогал. Обезболивающее действовало слабо, а алкоголь давно выветрился.
Он вернулся домой, принял душ, но ложиться не стал. В голове так и стучало: «Пункт четыре. Пункт четыре».
Еще полчаса ушло на то, чтобы найти этот трижды проклятый договор.
— Да где же ты, — бормотал Грег, одной рукой неловко перелистывая страницы. — А, вот…
Он прочитал несколько строчек. И еще раз. И еще. До него не сразу дошел смысл прочитанного. А когда дошел, то поверить в это было сложновато.
— Вот же сволочь, — выдохнул Грег с улыбкой.
И вот только сейчас, положив договор рядом с кроватью, он смог уснуть. Он заснул, уверенный, что завтра все будет просто потрясающе.
Теперь Майкрофт Холмс уже не отвертится.

— Да не трогал я ваших проституток, что вы, — у него дрожали губы, вот-вот заплачет. — Я случайно вообще там оказался… И бутылку эту я в руках не держал.
И вот так уже три часа. Грег уговаривал, просил, торговался, угрожал. Ничего не помогало. Даже игра в доброго и злого полицейского. Майкл Ченнинг сам наверняка не раз вот так «играл».
— Шеф, я принесла, — перед Грегом легли распечатки. Родственники, друзья, коллеги. С этим нужно было разбираться.
— Итак, мистер Ченнинг, если вы невиновны, бояться вам нечего. Мы всего лишь уточним ваши показания.
Он поднялся и с облегчением вышел из комнаты допросов.
— Ладно, поехали, — он посмотрел на адрес. — Для начала к его матери, наверное…
— Шеф, может, он правда не виноват? — Салли явно попала под обаяние парня. — Ну встретил вас там случайно, испугался, и…
— Да-да, может, — Грег не верил в это ни на секунду.
На выходе их перехватил Шерлок.
— Я с вами.
Донован громко фыркнула. Нет, Грег ей все рассказал, конечно. Что Шерлок подозревал Ченнинга. Что его бездомные следили за ним. Правда слежку надо было устанавливать еще раньше, конечно, но что уж теперь…
По всему выходило, что это вполне могло быть совпадением. То есть, Грег действительно мог случайно пересечься с Ченнингом, а тот просто испугался. Но в совпадения что-то слабо верилось.
И мотив, мотив же, черт побери.
«Всегда все проблемы из детства…»
Лестрейд тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Не сейчас.
— Салли, не рычи на него. Поехали уже, у нас мало времени.
Ченнинг жил с матерью в маленькой квартире в спальном районе. Мебель потрепанная, новомодной техники нет, но очень чисто и уютно. Миссис Ченнинг оказалась совершенно седой дамой лет шестидесяти на вид, не так уж много. Поначалу она приняла Лестрейда за друга её сына. Пришлось все рассказать, то и дело бросая предупреждающие взгляды на Шерлока. Он обещал молчать.
Почти сразу глаза миссис Ченнинг наполнились слезами.
— Мой мальчик не мог. Он… Он всегда был очень тихим и спокойным ребенком. Тяжело заводил друзей, но всегда относился к людям очень хорошо.
— Вы осознаете, что описываете типичного маньяка? — лениво спросил Шерлок.
Грегу в миллионный раз захотелось чем-нибудь его треснуть.
— Миссис Ченнинг, где был ваш сын в эти даты? — Грег снова указал на лист бумаги.
— Дома. У него в эти дни были выходные, и он был дома.
— Вы его видели именно в это время? — уточнил Шерлок тут же.
— Я… не знаю. Это же очень поздно, я спала.
Ну, хотя бы честно. Даже удивительно, что она не стала покрывать сына.
Вернулась Салли, коротко доложила:
— Ничего не нашли. Одежда чистая, в комнате убрано. Следов нет. Там взяли, конечно, образцы, но сами понимаете.
Улик нет. Ничего нового.
— А где отец вашего сына? — бесцеремонно влез Шерлок в который раз.
Миссис Ченнинг покраснела, отвела глаза.
— Он ушел. Давно, сразу после рождения Майкла. Ему никогда не нравилось быть отцом.
— А у вас есть еще дети? — удивленно уточнил Грег.
Она совсем съежилась, вздохнула.
— У меня был старший сын… Оливер. Тоже служил в полиции. Он… его убили, — она закрыла лицо ладонями.
Лестрейд коротко кивнула Салли, та уже что-то строчила в телефоне.
— Если это он, — всхлипнула женщина. — Если мой сын действительно все это сделал… Я надеюсь, вы сможете убедительно это доказать.
Грег не знал, как реагировать на такие слова, но уверил, что свою работу он делает на совесть.
Когда он вышел из дома Ченнингов, Шерлока уже и след простыл. Грег вернулся в управление, успел выпить кофе и подумывал, не принять ли обезболивающее, рука болела ужасно, но тут снова появилась Донован.
— Смотрите, — она положила на стол фотографии. — Оливер Ченнинг. Ему вспороли горло. Орудие убийства не нашли, но по всем признакам — горлышко бутылки. Тело нашли на парковке ночного клуба.
— Убийцу нашли?
— Нет. Решили, что обычное дело, таких убийств в этих притонах…
— Ну не мог же наш маньяк прибить собственного брата, — Грег хмурился, рассматривая фотографии.
— Учитывая, сколько ему тогда было лет, точно не мог, — хмыкнула Донован, ткнув в даты на бумаге.
— Почти десять лет назад? И брат его был полицейским, а не… работником клуба.
— Вот что я нашла, — на стол легла еще одна фотография, милая блондинка улыбается прямо в камеру. — Кейт Бишоп. Невеста Оливера. За неделю до убийства с треском разорвала помолвку. Её показания есть в деле.
— Что говорит?
— В том-то и дело, что ничего вразумительного. Плохие отношения, разлюбила. Но, судя по показаниям свидетелей, скандал там был знатный.
— Думаешь, допросить её снова? — Грег устало потер переносицу. — Столько лет прошло. Она хоть в городе?
— Я пробила. Живет с новым молодым человеком в её старой квартире.
Зацепка была слабой и какой-то очень далекой словно. Но Грег бы ни за что не пропустил её сейчас.
— Ладно, поехали.

— Майкрофт Холмс! — голос матери звучит оглушающе громко, хотя говорит она обычным тоном. — Что ты должен сделать?
— Работу над ошибками, — пятилетний Майк прижимает к груди листы бумаги.
— Займись этим, будь добр.
— Да, мама…
Он сидит за столом, склонившись над своим проектом, идеально заточенный карандаш скользит от строчки к строчке. И обида отступает, чувство стыда за плохо сделанную работу уходит, сменяясь чувством удовлетворения. Все совершают ошибки, нужно просто делать выводы.
И вот, спустя столько лет, Майкрофт Холмс снова должен сделать работу над ошибками. Что-то он сделал не так. Перед ним на столе лежал экземпляр договора. Того самого, что он сам аннулировал. И Майкрофт никак не мог найти изъян в собственном плане. Все должно было быть не так.
Карандаш скользит по бумаге точно как в детстве. Майкрофт искал изъян. И не находил. Нужно было прекратить обманывать себя, дело было вовсе не в договоре. Дело было в человеке. Расчет был неверным. Подход должен был быть другим. Нужно было дольше готовиться, больше изучать. Может быть, если бы на руках было больше данных…
— Ты ошибся, Майкрофт.

— Слушайте, мне совершенно нет дела до этой семейки и до всего, что они там натворили, — Кейт Бишоп не пускала их дальше порога. — Слышать ничего не хочу.
— Вы что, газет не читаете? — не выдержал Грег. — У нас маньяк, погибли люди.
— Я здесь точно ни при чем, ищите убийцу, — она распахнула двери.
— Погибли люди, — повторил Грег. — Всем перерезали горло, как и вашему бывшему жениху!
Кейт как-то застыла, захлопала длинными ресницами, словно собиралась заплакать. А потом сглотнула и кивнула.
— Ладно, проходите.
Лестрейду пришлось пересказать ей детали дела, упуская только самые нехорошие подробности.
— Вы расстались с Оливером за неделю до его смерти. Я ни в коем случае не обвиняю вас, конечно. Но убийца Оливера и наш маньяк могут быть одним и тем же человеком.
Кейт молчала, теребила край свитера, смотрела в пол. Её явно нужно было дожимать.
— Мисс Бишоп, — Грег заговорил еще мягче. — Даже если с вами обошлись как-то нехорошо, причинили вам боль… Вы можете помочь найти серийного убийцу. Почему вы разорвали помолвку?
Она всхлипнула, судорожно вздохнула.
— Да скотиной он оказался и извращенцем. Изменял мне… С парнем из борделя, — она тряхнула головой, словно прогоняя слезы. — С каким-то… который там мужиков ублажал. И Оливер… Он к нему ходил. Регулярно. Мне… рассказали. А он и не отрицал! Сказал, что у них отношения, а со мной он просто хотел внука матери сделать. Вы представляете?
Картинка получалась все интереснее и интереснее. Грег только вздохнул. Ну просто ирония какая-то. Жесткая и некрасивая ирония.
— Кто вам рассказал?
— Да сам этот парень! — теперь она злилась. — Представляете, притащился ко мне. Такой наглый, смазливый. Заявил, что я только жизнь порчу Оливеру, а любит он вовсе не меня. Рассказал, что Оливер ему цветы дарит, чуть ли не на руках носит.
— Как его звали, не помните? — подала голос Салли.
— Алекс. Алекс… не помню, Форд, кажется. Смазливый такой, блондин. Хотя, может, крашеный.
— Форд? — невольно повторил Лестрейд.
— Да, кажется так. Дурацкая такая фамилия, я оценила еще тогда.
— Что ж вы ничего полиции не рассказали? — не удержался Грег. — Вдруг это и есть преступник?
— Как вы себе это представляете? — фыркнула Кейт. — За кого бы меня считали? Мой жених ушел к парню-шлюхе. Что бы люди сказали? А Оливер… да так ему и надо.
Грег удивленно поднял брови, но комментировать не стал.
— Благодарю, мисс Бишоп. Вы очень помогли.
— Если найдете убийцу, вы хоть позвоните, — попросила она тихо.
В служебной машине Грег жадно глотал обезболивающее и слушал рассуждения Донован.
— Получается, у нас есть мотив, — она листала дело. — Младший Ченнинг был еще ребенком. Мог узнать, озлобиться. Мстит за брата, восстанавливает справедливость и все такое. Брата его убили, и он теперь так же их всех.
— Как ребенок мог узнать, что его брата убил парень из борделя? — буркнул Грег. — И мы вообще не знаем, кто на самом деле убийца. Надо найти этого парня. Ты же проверяла родственников второй жертвы, — он перелистнул страницы дела. — Вот же, он тоже Форд. Вдруг не совпадение?
— У него вообще большая семья, — вспомнила Салли. — Мы говорили с братьями, но ничего конкретного они не сказали. Я уточню, был ли среди них Алекс.
А еще у всех жертв клиентами были полицейские. Получалось какое-то кривое зеркало. И, кажется, пора бы Салли знать кое-какие подробности. Или нет? Собственный стыд был сильнее. Но сейчас Грегу было противно от самого себя, он же почти как эта Кейт.
Его отстранят от дела, едва узнают, что он причастен. И не просто отстранят, хорошо если он выговором отделается. Нельзя было браться за это дело, нельзя. Нужно было сообщить подробности и проходить как свидетель. Вот именно так ему и скажут.
— Слушай, Салли, зайди ко мне потом, разговор есть.
Хотя бы она должна знать. Пойдут слухи, грязные и некрасивые, ну да черт с ними.

— И вы молчали?!
В Донован не было ни капли презрения, кажется. Зато была злость и… обида?
— А я-то думала, вы из-за развода переживаете! Да и нельзя такое скрывать, вы знаете, что будет, когда это вылезет?
— Вот именно, знаю, — Грег вздохнул. — И тебе нужно будет сказать, что я тебе ничего не говорил. Хотя… ты можешь на меня доложить. Будет более реалистично. А мне уже все равно, наверное. Сам виноват.
— Ага, доложить и лишиться такого шефа? Ну уж нет, — она фыркнула. — Значит, надо прекращать искать вам невесту и начинать искать жениха?
Вот такой реакции Грег точно не ожидал.
— Что? Не надо мне никого искать, я… нашел уже. На свою голову.
И вдруг в одно мгновение до него дошло. А ведь и правда нашел.
— То есть, вас можно поздравить?
— Пока нельзя, — Грег провел ладонью по лицу. — Так, мою личную жизнь будем обсуждать потом. Что делать-то будем?
— Рассказывать начальству точно нельзя. По голове вас за это не погладят, — она заглянула в экран телефона. — Зато я уточнила. У второй жертвы действительно есть брат — Алекс Форд. По возрасту подходит. Мы его даже видели, но кто ж знал…
Грег устал. За окном уже было темно, а за день они добились совсем немногого.
— Поехали к нему, расспросим. Нельзя нам время терять. И спрашивать будем аккуратно, мы же убийство его брата расследуем все-таки. А там как пойдет…
— Вам бы прилечь, шеф, — за сегодня он это слышал третий раз. — Надо было вам брать больничный.
Грег пошарил в кармане куртки.
— У меня рука болит, а не голова. А отчеты у нас можешь и ты составлять. И скажи мне, что там с Ченнингом?
— Был доктор. Говорит — относительно нормальный. Да, я тоже спросила, что это значит. Диагноза нет, но особенности психики как раз для нашего маньяка. Идеалист, обостренное чувство справедливости, нестандартная реакции. Я так поняла, он у нас большой оригинал. Доктор еще сказал, что верить ему не надо, он боится в десять раз меньше, чем показывает.
— Остается понять, можно ли верить доктору, — хмыкнул Грег. — Ну тогда поехали к старшему Форду?
Ехать пришлось далеко. Рука болела все сильнее, а с ней и голова, как назло. Видимо, нельзя было хвастаться, что как раз она-то у него пока здорова. Грег часто моргал, пытаясь разогнать странную дымку, которая так и накатывала на него.
— Говорим спокойно, — предупредил он на пороге дома. — Ни в чем не обвиняем, не пугаем.
Через три минуты и сорок четыре секунды Салли Донован наблюдала шикарную картину. Её шеф навис над Алексом Фордом и буквально рычал на него.
— Если ты хоть пальцем его тронул, я тебя достану. Найду, где бы ты ни был. Докажу, что это ты и тебя посадят. А уж в тюрьме тебе будет очень сладко, я обещаю. Так сладко, что позавидуешь своему бывшему любовнику.
Салли мысленно отметила, что нельзя действовать на нервы Лестрейду, которому срочно нужно сменить повязку и выпить кофе.
— Да не хотел я! — вдруг заорал Форд в ответ. — Не хотел!
Грег замолчал резко, но не отступил. И Алекс продолжил, словно сам по себе:
— Мы поругались. Я думал, он расстанется с этой девицей, и все будет хорошо. Но нет, он узнал, что это я ей рассказал, и… рассердился. Детей он очень хотел, оказывается. И вообще он меня стыдился.
Он запнулся. Грег отошел на два шага, опустился в соседнее кресло и коротко приказал:
— Говори. Запишем как чистосердечное, может еще условным отделаешься.
— Да у него мать тогда болела, — очень быстро заговорил Алекс. — Денег ни на что не хватало. И я задолжал по-крупному, поэтому из борделя выбраться не мог никак. А ему это не нравилось. Платили-то там круто, да только… Никуда со мной ведь не сходить было, вдруг кто узнает. А Оливер, он ведь хотел карьеру сделать. Людям помогать хотел. И от меня он постепенно стал отдаляться. Приходил все реже, иногда мы встречались у меня, но мало совсем. Он все время куда-то спешил. Однажды он пришел ко мне в бордель, как клиент. Я думал — сюрприз решил устроить. А он пришел сказать, что нам нужно сделать перерыв. Боялся он, что его карьера рухнет, если кто пронюхает. Ну я… разозлился.
У Алекса даже голос не дрожал. И никаких мук совести заметно не было. Грег устало прикрыл глаза, а парень продолжал:
— Мы поссорились. Слово за слово, знаете. Я его толкнул, он меня. Я за бутылку схватился, мы боролись. Бутылка разбилась, и я… я полоснул его. Я не хотел, правда. Убивать не хотел. Просто… пьяным был. Да и разозлился как. А кто бы не разозлился-то, а?
— Дальше что было? — спросил Грег, не открывая глаз.
— А что дальше? Ну перепугался я. Побежал к нашей крыше. Она тетка крутая была, разрулила быстро. Потом приходила полиция, списали на пьяную драку. Свидетелей нет. Его якобы нашли на парковке, не в клубе даже. А мало ли там шпаны разной. Вроде как ограбление с убийством. Вот и прошло. Меня выгнали, конечно, да мне и похрен уже было.
Грег коротко кивнул Салли и вышел из комнаты. Раскрыли старое убийство. А по делу маньяка еще миллион вопросов.

Душ, еда и собственная постель — предел желаний на сегодняшний вечер. Но на сегодня у Грега было еще одно дело. Очень важное. То самое, которое никак не отпускало, не шло из головы, мешало сосредоточиться.
На Бейкер-Стрит горел свет. Было тихо, даже телевизор не работал. Никто не шумел и не кричал в этот раз. Даже странно.
— Инспектор? Неожиданно, — Шерлок сидел в кресле в своем пальто, и было невозможно понять, то ли он недавно пришел, то ли сидит так уже давно. — Пришли поделиться подробностями дела?
Делиться Грег отказался. Ему вообще не нравилось рассказывать Холмсу о непроверенных версиях.
— Но мне все равно нужна твоя помощь, — неловко признался он, достал из кармана скрученный лист бумаги. — Вот…
Шерлок взял лист, пробежал глазами, его губы изогнулись в усмешке.
— И вот не надо этих ухмылок, — умоляюще начал Грег. — Договор расторгнут по этому пункту. Просто скажи… я правильно все понял?
— Боюсь, что да, — Шерлок не переставал улыбаться. — Мой брат обожает такие договоры, к слову. С самого детства заставлял меня их подписывать. И я могу вас только поздравить, Лестрейд. И посочувствовать.
— А что мне делать-то теперь?
— Советую идти ва-банк. Рискните. А если не получится, то полистайте договор внимательнее, — Шерлок закрыл глаза, откидываясь на спинку кресла. — У моего брата всегда есть план «Б». Не поверю, что он не оставил себе… лазейки. Вы тоже можете ими воспользоваться.

Шерлок сказал идти ва-банк. Значит, нужно рискнуть. Как бы глупо сейчас себя Грег не чувствовал. Ему никто не открыл. Он звонил на мобильный, стучал и звонил в ворота. Тишина.
— Майкрофт! — заорал Грег, не выдержав. — Майкрофт, открывай! Ты же наверняка меня видишь!
Он покрутился вокруг, заметил несколько камер.
— Открывай! — потребовал он, глядя в камеру. — Немедленно!
Он подождал для приличия. Потом просто сел прямо на землю у забора.
— Я тут и буду сидеть, слышишь? Не будь трусом, Холмс!

Майкрофт чувствовал себя именно трусом. Лестрейд сидел под воротами его дома и, кажется, не собирался уходить. Дураку было ясно, зачем он пришел. Но Майкрофт не мог его впустить. Работа над ошибками не закончена. Перенастройка собственного организма не проведена. Он просто не может сейчас пустить Грегори сюда и о чем-то с ним говорить.
— Открыть, сэр? — помощник спросил это во второй раз. Уже показатель. В подсознании мелькнула тень стыда.
— Нет. Подождем.
Но упорства Лестрейду было не занимать!
Он кричал, стучал в ворота, звонил, даже пытался перелезть забор.
И только когда он скинул куртку, явно запыхавшись, Майкрофт заметил темное пятно на его рубашке. И вспомнил про тот вечер в клубе.
Все смешалось. Накатило давящее чувство раздражения. Идиоту было понятно, зачем туда полез Грегори, и чем именно он там хотел заняться. Быстро пошел искать замену, конечно. Но с другой стороны, Грегори был здесь. Именно сейчас. И у него кровоточила рана.
— Я сам к нему выйду. Откройте ворота по моему сигналу.
Майкрофт накинул пиджак, вышел из дома. Он медленно шел по дорожке к воротам, слушая крики Лестрейда.
— Майкрофт, я же тут на всю ночь останусь! Ты от меня не отвертишься.
Логика у инспектора отсутствовала напрочь. А если бы его вовсе не было дома? Хотя в этом случае все было бы намного проще, служба безопасности уведомила бы его о странном госте. А он бы позвонил Грегори и высмеял его. Всего-то.
— Майкрофт, ну неужели ты не можешь выделить мне хотя бы три минуты? — бурчал Грег, целенаправленно пиная ворота. Звук получался глухой и тихий, но хоть какое-то действие.
Ворота вдруг пришли в движение. Не открылись, нет. Приоткрылись. И Майкрофт Холмс, собственной персоной, вышел на улицу.
— Надеюсь, инспектор, у вас есть очень веские причины стоять возле моих ворот и доводить мою службу безопасности?
— Ну довел же, — выдохнул Грег с облегчением. Так и захотелось кинуться к Майкрофту и… и что?
— Я вас слушаю. И побыстрее, пожалуйста, мне, в отличие от вас, есть чем заняться.
— Ладно, — Грег прочистил горло, зачем-то вытер ладони о штаны. — Мы расстались как-то некрасиво…
— У нас не было отношений, напоминаю, — тут же перебил его Майкрофт. — И не надо пользоваться такой неподходящей терминологией.
— Да черт возьми, всего один вопрос! — Грег шагнул ближе. — На один вопрос ты мне можешь ответить честно? Я же заслужил?
Майкрофт не ответил, поджал губы только, но кивнул.
— Четвертый пункт. Тот, который дробь один. Ты ведь по этому пункту, в смысле подпункту, расторг договор?
Холмс остался все так же невозмутим, но по ощущениям у него словно выдернули почву из-под ног. Хотелось взять Лестрейда за грудки, тряхнуть и спросить, какое право он имеет задавать такие вопросы. Как он смеет врываться в чужую жизнь, все переворачивать и продолжать рыться в этом даже сейчас, словно пальцем в открытой ране? В Грегори, оказывается, есть черты садиста. Хотя наверняка все проще. Приятно подловить такого человека на слабости, да, инспектор?
— Именно так. Недостаточно внимательно читали документ о расторжении договора? На этом все?
Он уже надеялся, что ему можно будет уйти.
Но Грегори кинулся к своей куртке, достал помятый лист бумаги и зачем-то зачитал вслух:
— Пункт четыре дробь один. Если у одной из сторон возникают чувства по отношению к другой стороне, то указанная сторона обязуется немедленно расторгнуть договор.
Дальше шли уточнения, что именно следует понимать под словом «чувства», но дочитать ему Холмс не дал.
— Я знаю договор, я его составил, — напомнил Майкрофт ледяным тоном.
— Это самое идиотское в мире признание в любви, ты в курсе? — вдруг спросил Грегори.
У Майкрофта возникло ощущение, что его закапывают все глубже и глубже. Или он давно сам себя закопал?
А Лестрейду, видимо, все-таки нравится издеваться.
— Это уже второй вопрос, — Холмс развернулся и поспешил к воротам. — Всего доброго, инспектор.
Грег так и остался стоять, сжимая в руках лист бумаги, который уже совершенно не был похож на страницу договора. Да, он шел сюда, понимая, что он делает, и что именно он собирается спросить. Он знал, что может услышать такой ответ. Но разум отказывался воспринимать это всерьез. Шутка. Издевательство. Сон. Майкрофт Холмс не способен на чувства. Майкрофт Холмс не умеет любить. Майкрофт Холмс не мог влюбиться в какого-то там инспектора. Хотя кто сказал, что это любовь?
Грег в сотый раз перечитал пункт четыре дробь один. К слову на букву «л» они еще вернутся. А пока, что там говорил Шерлок? План «Б»?
Всего лишь нужно найти лазейку. В конце концов, бывали задачки и похуже.
Грег улыбнулся, надел куртку, убрал бумагу в карман, сделал ровно пять шагов и упал в обморок.
запись создана: 08.05.2017 в 11:07

@темы: фанфики, моё, Шерлок, ШХ, Майкрофт, Джон, mystrade

URL
Комментарии
2017-05-08 в 18:30 

Futbolerka
Can you? Dare you? Would you? Won't you? (с)
Прелесть какая :heart:
Майкрофт такой милаха со своей проверкой поцелуем! Я прямо в лужицу растеклась)
И надеюсь, Грег все разрулит)

2017-05-16 в 17:09 

Futbolerka
Can you? Dare you? Would you? Won't you? (с)
Ох, какая потрясающая прода! Столько кейса и конец такой, что ногти грызешь.
Кейс, к слову, у вас отличный выходит. Мне очень нравится, а мне в этом жанре угодить очень сложно.
Чувствую, дело движется к развязке. Жду с нетерпением :white:

2017-05-16 в 19:02 

Sashka.
Я - девочка. Я не хочу ничего решать, я хочу платье, шоколадку и бензопилу
Futbolerka, большое спасибо) По понедельникам прода. Осталось чуть-чуть)

URL
   

потомучто

главная