10:05 

Рациональный подход, Части 5 и 6.

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Название: Рациональный подход
Автор: Sashka.
Фандом: Sherlock BBC
Статус: в процессе
Категория: слэш
Жанр: драма, детектив
Пейринг/Герои: Грегори Лестрейд/Майкрофт Холмс, Шерлок, Джон.
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: Все принадлежит создателям сериала, я только выставляю буквы в новом порядке.
Размещение: Ссылку оставьте, если вдруг.
Саммари: Грегори Лестрейд нуждается в сексе. Хорошем, регулярном сексе без обязательств и неприятных последствий. Нужно только найти подходящего человека.
Предупреждения: BDSM, возможен ООС
Критика: с благодарностью приму любую рациональную критику)

Части 1-2
Часть 3
Часть 4

— Инспектор, что вы делаете сегодня вечером?
Меньше всего Грег ожидал услышать такое на месте преступления. И уж точно не ожидал, что этот вопрос задаст Шерлок в процессе осмотра трупа.
— Что? В каком смысле? — выдохнул Лестрейд.
— Мне кажется, вы несколько напряжены последнее время. Сегодня пятница. Сходите в бар с друзьями. Или на свидание.
Салли Донован выразительно фыркнула.
— А Джон в курсе, кого ты на свидания зовешь?
Шерлок выпрямился, убирая в карман свою лупу.
— Не со мной на свидание, — он смотрел на Грега. — Пригласите симпатичную девушку, отдохните.
Звучало отвратительно и странно, от Шерлока-то.
— Я разберусь. Что с жертвой?
— Суицид, определенно. Шагнула из окна, конечно.
Холмс поправил воротник пальто, кивнул сам себе.
— Но никаких следов…
— Потому что шагнула она не здесь. Скорее всего вон из того офисного здания. Кажется, вам туда.
Он уже развернулся и поспешил прочь.
Лестрейд выругался сквозь зубы, поспешил догнать его.
— Шерлок!
— Просто войдите в офис и потребуйте записи камер наблюдения. И да, Лестрейд, вам не помешало бы романтическое свидание.
У Грега просто все мешалось в голове.
— Да, хорошо… Нет, какое свидание? Я встречаюсь с твоим братом, ты забыл? — он перешел на шепот.
— Ты спишь с моим братом, — совершенно не деликатно поправил его Шерлок. — Его, конечно, все устраивает, но тебе нужно двигаться дальше. Желаю удачи.
И ушел, как с таким вообще можно иметь дело?

Грег действительно был напряжен. Дело серийного убийцы стояло на месте. Подозреваемых нет. И уже пару раз его дергало начальство. И ведь даже Холмс не может помочь. Катастрофа.
Про отдых думать было просто некогда, но теперь Лестрейд задумался. А почему бы и нет? Все, что может, он делает. И продолжит делать и после. Свидание?
И снова мысли вернулись к Майкрофту.
Конечно, Грег понимал, что они не пара, а просто партнеры. Существенная разница. Взаимовыгодное сотрудничество. Хотя это скорее какой-то симбиоз. Как у животных.
Сколько раз они уже занимались сексом за этот месяц? Десять? Кажется так.
В понедельник Грег брал Майкрофта сзади. В руках стек, длинная рукоять, плеть на конце. Спина Холмса и ягодицы были красными от ударов. Это и возбуждало и пугало одновременно.
Вчера Грег позволил (или заставил?) Майкрофту быть сверху, в каком-то смысле. Мистер Британское правительство сам насаживался на его член, стонал и выгибался, кусая губы. Лестрейд только лежал на спине, слегка оттягивая цепочку с зажимами, наслаждался ощущениями и наблюдал. А вид открывался потрясающий.
— Шеф! — голос Салли вырвал его из воспоминаний. — Вам лучше на это взглянуть…

— И тут Джесс мне заявляет, что я должен был спросить разрешения, чтобы куда-то идти на всю ночь…
Пиво было теплым, орешки — мерзкими, а монолог Тома грозил затянуться на несколько часов. Не то чтобы Грегу было совсем неинтересно, но чем меньше становилось выпивки, тем большим количеством подробностей обрастала эта история. А на самом деле Том просто пытался убедить всех и себя в первую очередь, что он имеет право в пятницу вечером сидеть в спорт-баре и пить пиво с друзьями. Но не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понимать, что дома его ждет скандал.
— Разводиться тебе надо, — торжественно заявил Бен, грохнув бокалом о маленький столик. — Вон, как наш Лестрейд. Эй, Грег, скажи одному лучше, а?
— Ну уж точно лучше, чем с моей бывшей, — хмыкнул Грегори.
Бен рассмеялся. В компании он считался закоренелым холостяком и очень старался удержаться на этой позиции. Получалось с каждым годом все хуже. Особенно последние десять месяцев, когда у него в квартире поселилась шикарная блондинка. Блондинке было уже под сорок, но ноги у нее все еще оставались такими же длинными и стройными. И Грег никак не мог вспомнить, как же её зовут.
Он вообще пытался сообразить, что он здесь делает, и зачем затеял эту встречу. Послушал Шерлока на свою голову, как всегда. И в начале вечера все было даже неплохо. А дальше как по наклонной… Грег вспомнил, почему последнее время они так редко встречались, вспомнил все эти разговоры на тему «Чья баба хуже». А теперь, встречаясь с мужчиной, Лестрейду вообще казалось, что он не имеет права здесь находиться.
«Ты с ним просто спишь, успокойся уже».
Внутренний голос очень напоминал голос Шерлока. Мерзко.
— Бен, дорогой, — высокий женский голос заставил всех троих вздрогнуть. Та самая длинноногая блондинка уже обнимала Бена. — А мы мимо проходили, решили заскочить. Вы же не против?
Мужчины были против, особенно Бен, но даже он не посмел возразить.
— Это Лили, — громко представила свою подругу блондинка, за рукав подтаскивая ту поближе. У Лили были темные волосы до плеч, серые глаза и взгляд как у испуганного зверя. Подруги были просто как небо и земля.
— Очень приятно, — спохватился Лестрейд, улыбнулся слабо. — Я — Грегори, можно просто Грег.
Отлично. С Лили познакомились. А вот девушка Бена представляться явно не собиралась, предполагалось же, что её тут все знают.
Через пятнадцать минут настроение в компании радикально изменилось. Барную стойку сменили на столик в углу. Орешки на картошку фри с каким-то странным соусом, это единственное, что одобрила девушка Бена. Разговор все еще шел о женщинах. Но теперь блондинка довольно агрессивно отчитывала Тома за то, что он поругался с Джесс.
Лили сидела, глядя куда-то в сторону, покусывая соломинку. Пила она что-то слабоалкогольное с ужасным фруктовым ароматом, от которого так и хотелось чихнуть. Но в этой компании она была просто образцом идеального собеседника.
— Вам здесь не очень весело, смотрю, — решился заговорить Грег, пользуясь тем, что девушка сидела совсем рядом, то и дело задевая его локтем.
Лили повернулась к нему, слабо улыбнулась:
— Здесь довольно… интересно, — вежливо ответила она.
— Не стесняйтесь, я давно не вижу здесь ничего интересного, — усмехнулся Грег. — Что же такая девушка, как вы, здесь делает?
Она опустила взгляд, пожала плечами.
— Бренда позвала меня сюда, в качестве поддержки. То есть… за компанию.
— И вы пожалели, что пришли?
Она ничего не ответила, только сделала еще глоток.
На них никто не обращал внимания. Бренда (так вот как её зовут), все еще спорила с Томом. Бен пытался сдерживать свою девушку, без особого успеха, посылая виноватые улыбки другу.
Лили была очаровательна. Веселая, обаятельная, остроумная. Её смех было приятно слышать, а она так мило закрывала лицо рукой, стараясь сдерживаться. И на них все еще никто не обращал внимания. Это действительно было похоже на свидание, они даже обменялись телефонными номерами. Может быть, Шерлок был прав, и Грегу действительно было это необходимо?
Лестрейд вдруг понял, что соскучился по общению с нормальными людьми. Не с преступниками и подозреваемыми, не с коллегами, не с проклятыми Холмсами, которых вообще сложно воспринимать, как людей. И вот теперь — хорошенькая девушка Лили. По всем признакам, она была моложе самого Грега лет на десять, но её это, кажется, совершенно не смущало.
Лили допила свой единственный коктейль, и заторопилась домой. Бренда попыталась её остановить, а когда не получилось, то предложила хотя бы взять кого-нибудь в качестве провожатого.
— Вы позволите вас проводить? — тут же вызвался Грег, поднимаясь. Может быть, Лили именно этого и ждала, но она очаровательно покраснела и кивнула:
— Да, спасибо.
Они не стали вызывать такси. Наверное, это глупо. Но слишком уж уютно было вот так идти с почти незнакомой девушкой по тротуару, купить ей горячий шоколад в придорожном кафе. Настоящее свидание у Грега было миллион лет назад. Он дарил цветы и водил свою тогда еще невесту в кино. Он уже слишком стар для романтики ночного Лондона. И для девушек, которые не решаются взять за руку кавалера.
Лили жила в спальном районе. Здесь было как-то слишком темно и неприятно. Грег откровенно обрадовался, что решил сам проводить девушку. В таких местах в одиночку лучше не бродить.
Девушка остановилась во дворе.
— Спасибо вам, Грегори…
Она теребила ключи, и Лестрейд просто глазам своим поверить не мог. Сейчас пригласит на чашку кофе.
— Может быть, зайдете, выпьете кофе. В знак благодарности за то, что вы меня проводили.
«В знак благодарности». И такие девушки еще существовали, видимо. Невероятно.
— Только если на одну маленькую чашку кофе, — улыбнулся Грег.
Он ведь имеет право, да? В отношениях он не состоит. Этот идиотский договор не подразумевает никакой верности. Более того, там даже говорится о полной свободе. Правда, там еще было что-то про венерические заболевания…
— Проходите, — мило улыбнулась Лили, включая свет в маленьком коридорчике. Квартира у нее была еще меньше, чем у самого Лестрейда. Но здесь было уютно, и сразу заметно, что это исключительно женское жилище.
Она действительно сделала кофе. Растворимый, из большой стеклянной банки. К кофе был только сахар — кусками в аккуратной вазочке. Они пили кофе, то и дело встречаясь взглядами.
Чашка кофе — своеобразная прелюдия. Выпив кофе с хозяйкой дома, ты можешь с чистой совестью затащить её в постель. Ты же не для этого пришел, просто так получилось. А ты просто заскочил выпить кофе с приятным человеком. Вместо кофе может быть что угодно — починка крана, просмотр фильма или альбома с марками. Причем альбома у хозяйки может и не быть вообще.
И ведь все всё понимают. Но играют в недотрог.
Лили встала, собрала кружки из-под кофе, опустила их раковину. Когда она обернулась, Грег уже был рядом, поймал взгляд серых глаз и коснулся губами её губ. Она прижалась к нему всем телом, отвечая на поцелуй так робко и осторожно. Грег невольно вспомнил совершенно другого человека, который тоже поначалу не знал, как реагировать. Или делал вид, что не знал.
Они оказались на диване как-то слишком быстро. Лестрейду казалось, что он не делал никаких попыток найти горизонтальную поверхность, но он уже нависал над Лили, а та вдруг стала очень настойчивой. И во всем этом было что-то неправильное, ненастоящее.
Грег отстранился резко. Лили открыла глаза, заморгала быстро и тихо спросила:
— Что-то не так?
Лестрейд почувствовал себя виноватым.
— Прости, — шепнул он, мягко коснулся губами её ладони. — Кажется, мы слишком торопимся…
— Наверное, — еще тише отозвалась она.
— Ты чудесная. Я взял твой номер телефона, помнишь? Я тебе позвоню.
Он сбежал. Позорно и очень некрасиво.
И почему? Потому что последний месяц он только и делал, что занимался сексом с человеком, которого меньше всего ожидал увидеть в своей постели? С человеком, которого нужно все время касаться, иначе он за две минуты превращается в бесчувственный холодильник.
Стало только хуже. Намного хуже. Пусть это было ненастоящее свидание, но он не смог заняться любовью с красивой девушкой. И проблема была вовсе не в физиологии. Что-то глубже.
Грег все еще думал про Майкрофта, когда вернулся домой. Как оказалось, очень сложно разобраться в собственных ощущениях. Может, ему просто слишком понравился жесткий секс? Раньше такого не было, а теперь он словно дорвался.
В таком случае нужно всего лишь попробовать по-другому. В конце концов, они заключали договор на сексуальные отношения, а не на конкретные извращения в духе садомазохизма.
Лестрейд так и уснул, представляя, как он проведет следующую встречу с Майкрофтом. И фантазии были очень приятными.

Субботнее утро у Майкрофта Холмса начиналось не слишком приятно. Кофе, отчеты. Напоследок он оставил синюю папку с заметной красной закладкой. Либо у его помощницы проявилось своеобразное чувство юмора, либо это просто неприятные ассоциации.
В знакомой синей папке были отчеты наблюдения за конкретным человеком — одним очень интересным инспектором. Не то чтобы была какая-то особая необходимость за ним следить, но тесные отношения, мягко говоря, и нераскрытое дело маньяка. Хотя Майкрофт даже не узнавал обычно, чем там в очередной раз занимался Лестрейд, так что это всего лишь предосторожность. Но красная закладка…
Холмс открыл папку на закладке, быстро пробежал глазами отчет.
— Прекрасно, — выдохнул он.
Оставалось надеяться, что инспектор хотя бы носит с собой презервативы.

Холмс позвонил вечером в субботу. Грег уже перестал дергаться от звонков с неизвестного номера. Он просто принял вызов и вместо приветствия сразу спросил:
— Во сколько?
Пауза, длиной в две секунды, была ему наградой. Кажется, Майкрофт растерялся.
— В восемь.
— Отлично.
И все. Весь разговор. И нельзя не отметить, что Холмс стал звонить все чаще и чаще.

Сегодня его снова встречали. Девушка, цокая каблуками в абсолютной тишине, провела его в кабинет и удалилась.
— Добрый вечер, — Майкрофт поднял голову от бумаг.
— Почему мы опять встречаемся здесь? — устало спросил Грег. — Зачем все эти расшаркивания? Просто пойдем в спальню.
— У меня к тебе разговор, сядь, — холодно отрезал Холмс. И продолжил, только когда Грег сел в кресло напротив. — Всего пара вопросов. Носишь ли ты с собой средства контрацепции и, если да, то всегда ли ты ими пользуешься?
Лестрейд растерялся. Вопрос был странный, мягко говоря.
— Эм, нет, всегда не ношу. Хотя в другой куртке у меня, кажется, был презерватив.
— Вчера ты им пользовался? — Майкрофт снова смотрел в папку.
— Вчера? — Грег пару мгновений соображал, а потом до него дошло. — Ты за мной следишь?
— Ты удивлен? — невозмутимости Холмса можно было позавидовать. — Учитывая наши отношения…
— У нас не отношения, — перебил его Лестрейд. — Мы просто периодически трахаемся.
— Отношения, инспектор, бывают разные, да будет вам известно, — привычка Майкрофта прыгать с «ты» на «вы» жутко раздражала. — Разумеется, нельзя сказать, что мы встречаемся. Но я вынужден контролировать ваши контакты, так как я забочусь о собственном здоровье. Эта девушка, с которой вы вчера провели вечер, может оказаться больна чем-то венерическим.
— Да не спал я с ней! — раздраженно выдохнул Грег.
Повисла тишина. Майкрофт медленно поднял брови. То есть он еще и объяснения требует?
— Мне не нужны отношения, именно поэтому я сплю с тобой, а не хожу на свидания с девушками, — он запнулся. — Или парнями. А вчера… Она была очень милая и интересная. Заинтересовала меня. Но если бы я вчера с ней переспал, я был бы сегодня либо последним мудаком, либо уже считался её женихом. Шикарный выбор, да?
Холмс был все так же невозмутим.
— Прекрасно. Но будьте так добры впредь носить с собой контрацептивы.
Идиотская ситуация. С одной стороны Майкрофт следит за ним и трясется, как бы он не затащил в постель какую-то девицу. А с другой стороны — ему абсолютно плевать, лишь бы не забывал о контрацепции.
Лестрейд снова ощутил себя какой-то неодушевленной игрушкой для секса. Чисто деловые отношения, да. И все равно мерзко.
— Не надо за мной следить, — твердо произнес Грег. — Я не идиот, первую встречную в постель не затащу.
— Вчера это чуть не произошло.
— Лили — приличная девушка! — он снова начинал злиться.
— Поэтому приглашает случайного знакомого к себе в такой поздний час, конечно, — усмехнулся Майкрофт. — К слову, заболевания, передающиеся половым путем, бывают и у приличных девушек. Причем такие, о которых эти девушки могут даже не знать.
Он был прав. Тысячу раз прав. Но это все равно было отвратительно.
— О чем ты вообще говоришь? Ты следишь за мной. Неофициально, незаконно. Нарушая не только законы Англии, но и все нормы морали.
На лице Майкрофта мелькнуло какое-то странное выражение. На долю секунды, но Грег успел заметить и даже рассмеялся:
— Ты вообще не думал об этом с этой стороны, да? — смех был совсем невеселый. — Слушай, просто сними наблюдение. Я не буду ни с кем спать. А если вдруг такое случится, я тебя предупрежу.
Майкрофт все еще молчал. Это уже было совсем неприятно.
— Ты мне не доверяешь? Серьезно? Я столько лет присматриваю за твоим младшим братцем, ни разу тебя не подвел, и ты мне не доверяешь?
— Надеюсь на ваше благоразумие, — только и произнес Холмс. — Наблюдение я сниму.
— И на том спасибо.
И снова тишина. Неприятная такая, Грег не выдержал тут же:
— Ты сегодня меня позвал, только чтобы мне лекции читать? Или мы перейдем в более уютное место?
Майкрофт только поморщился и поднялся.
И снова знакомая спальня. Да уж, назвать её уютной точно нельзя. Холмс сегодня молчаливее обычного, и раздеваются они в тишине. Грег к этому привык. Ему нравится просто смотреть на то, как это делает Майкрофт, как аккуратно складывает свою одежду.
Он не мог знать, конечно, что каждый раз Майкрофт буквально кожей чувствовал этот взгляд и изо всех сил пытался не показать, что ему все еще неловко.
Сегодня они ни о чем не договаривались. Лестрейд просто обнял его, поцеловал в губы неожиданно нежно и мягко, потянул на кровать. Он не достал игрушки, ничего не приказывал. Они просто занимались любовью. И Майкрофт тонул в ощущениях. Грег успел его изучить, похоже. Он точно знал, что делать, как и где касаться, когда поцеловать. Все было так медленно и осторожно. Сегодня нельзя было сказать, что Лестрейд доминирует. Майкрофт чувствовал себя… Нет, не любимым, конечно. Но значимым.
И именно сейчас понял, что теряет контроль над ситуацией.
Грег вошел в него плавно, придерживая за бедра, замер, лаская ладонью так, что Майкрофт не смог сдержать стона. И только спустя несколько долгих мгновений, Лестрейд начал двигаться, каждым толчком выбивая новый стон из своего любовника.
Майкрофт не выдержал первый. Он сорвался с глухим стоном, выгибаясь в руках Грега. Не было фейерверка, не было цветных пятен перед глазами. Но когда Грег упал рядом и по-хозяйски обнял его, Майкрофт ощутил какое-то необыкновенное удовольствие. Было так хорошо лежать рядом и никуда не торопиться. Можно было даже уснуть вот так — в обнимку.
Именно эта мысль заставила Холмса резко подскочить.
— Что, опять выбиваемся из твоего расписания? — лениво спросил Грег, не открывая глаз.
— Выбиваемся, — машинально ответил Майкрофт, даже не взглянув на часы. — Это что сейчас было?
— Это был секс, если ты еще не понял.
Шутки Лестрейда были как всегда на высоте.
— Инспектор! Смотрите на меня, когда я с вами разговариваю!
Грегори распахнул глаза, поднял брови:
— Ну? Что не так?
— Я спросил, что это сейчас было! — повторил Майкрофт. — Кажется, обычно все происходило не так. Теряете хватку, инспектор?
— Не понял, — Лестрейд сел, прислонившись к спинке кровати. — Тебя что-то не устраивает?
Майкрофт поднялся, достал из шкафа свой халат, закутался в него быстро. Только завязав пояс покрепче, он словно получил поддержку и смог продолжить.
— Обычно мы обсуждали. И все было не так скучно.
— Скучно?
— Медленно, лениво и очень скучно, — напирал Майкрофт.
Грег никогда не видел его таким раздраженным. Обычно Холмс невозмутим и холоден. Максимум — презрение. Никаких сильных эмоций он никогда не проявлял. Но теперь он просто негодовал.
— Тебе не понравилось?
— Мне? Конечно, нет! — Майкрофт прошелся по комнате. — Слушайте, инспектор, я выбрал вас, потому что мы с вами неплохо друг другу подходим. У нас был отличный секс, помогающий нам обоим сбросить напряжение и получить удовлетворение.
— А сейчас ты удовлетворения не получил? — хмыкнул Грег, демонстративно вытирая руки влажной салфеткой.
Холмса это не покоробило.
— Не получил! — отрезал он.
— То есть ты предпочитаешь, когда тебя грубо трахают, при этом причиняя физическую боль разными способами? Тебе нужен любовник или господин?
Вот теперь Майкрофт запнулся, прозвучало это очень неприятно, ответить было нечем. Но Грегори и не дал ему такой возможности.
— У нас вообще-то взаимовыгодное сотрудничество, — напомнил он. — И жесткий секс это, конечно, классно. Но мне не нравится заниматься только им. Я как-то всю жизнь считал, что умею доставлять удовольствие своим партнерам и без боли и унижений. Да и я сам не собираюсь каждый раз играть в садиста. Если ты этого ждал, то прости, ты просчитался.
— И вот так тебе больше нравится? — хмыкнул Майкрофт уже не так уверенно.
— Неужели ты вспомнил, что у меня тоже есть свои желания? — Грег уже натягивал белье. — И нет, мне нравится и так, и так. Все по настроению. И разнообразие это нормально, Майкрофт. Ясно тебе?
— Ты подписал договор! — Холмс все еще злился. — Двенадцатая страница, помнишь? Это значит, что мы перешли на другой уровень. И назад уже не отмотать.
Ему нужно было это. Именно это и ничего больше. Лестрейд мог ему это дать, а теперь все поменял. И изменения были катастрофическими.
— Отлично, — Грег вспомнил, что действительно там было что-то такое, но он не обратил внимания. — Значит, только так? И никак иначе? Я запомню…
Он уже оделся, на этот раз даже не заглянув в душ.
— Всего доброго, мистер Холмс.
Дверь хлопнула оглушительно громко. Майкрофт вздохнул и опустился на постель. И вздумалось же Грегу поэкспериментировать в другую сторону.
Майкрофту нравилось забывать обо всем, отдавать бразды правления в чужие руки. Но, как оказалось, это было вовсе не сложно. Сегодня он потерялся в собственных чувствах, и ситуация на самом деле вышла из-под контроля. Первый раз. А этого никак нельзя было допустить. Этого он не предусмотрел. Не думал, что из душевного равновесия его сможет вывести вот такое. Казалось бы, ничего ужасного не произошло, даже наоборот. Но Майкрофт не мог позволить себе так расслабиться. Для него это было слишком интимно, слишком.
Все как будто было нормально, Лестрейд же успокоился. Наверняка понял, что был не прав. Но нет, ничего не было нормально.
Главное — не вспоминать этот неправильный секс. Такого больше не повторится.

Грег вышел из дома Майкрофта, проигнорировав машину, как всегда стоящую у входа. Закурил, едва выйдя за ворота.
Почему он вообще решил, что может позволить себе что-то большее, чем секс? Это ведь не кто-то другой, это Майкрофт чертов Холмс! Подобие человека с конкретными потребностями и минимальным набором эмоций. И ведь это давно было известно, с какой стати что-то должно было измениться сегодня?
Лестрейд раздраженно пнул какой-то камень под ногой, затушил сигарету носком ботинка, огляделся. До его квартала было далеко, но машины ходили довольно часто, можно поймать какую-нибудь попутку или вызвать такси.
Машины проезжали мимо. Дорогие, слишком дорогие для того, чтобы остановиться ночью и подвезти странного парня.
— Ладно, мы не гордые.
Он шел долго, выбираясь из этого района с огромными особняками и высокими оградами. Наконец удалось поймать такси и вернуться домой.
В квартире было пусто, тихо. Как всегда вообще-то, но Грег впервые с момента развода остро ощутил одиночество. Хотелось кому-то рассказать, какой идиот Майкрофт, как он раздражает одним своим существованием. Поговорить было не с кем. Может, позвонить Джону? Да, позвонить посреди ночи с идиотскими проблемами.
Не нужно было подписывать этот договор. Не нужно было вообще ввязываться в авантюры Холмсов. Один выступает сводником, другой мечтает, чтобы его поставили на колени и ни в коем случае не целовали при этом.
— Извращены, — бурчал Лестрейд, размазывая очередной окурок по пепельнице. — Кретины. Их вообще нельзя подпускать к нормальным людям.

С утра будильник раздражал куда больше, чем обычно. В зеркало смотреться было неприятно, а стандартный стакан кофе, прихваченный по дороге на работу, совершенно не помогал. Еще и Донован вместо приветствия уныло сообщила:
— Шеф, вас главный вызывает…
Отличные новости с утра, ничего не скажешь.
Лестрейда ждал разнос. Шикарный разнос и газета, которую швырнули ему в лицо чуть ли не с порога.
— Как это понимать?
На первой полосе в глаза бросался заголовок:
«Маньяк или святоша? Почему бездействует полиция?».
— Сэр, мы работаем…
— Хреново работаете! Завтра же полный отчет и список подозреваемых мне на стол.
Список подозреваемых. Еще бы он был.
— И, Лестрейд! Не разочаруй меня.
В устах шефа это означало, что выговора не избежать, в случае чего. Еще и дело заберут, наверняка. Кто-то все рассказал прессе. Кто-то, кто в курсе подробностей. И подозревать можно всех подряд, начиная с собственных подчиненных.
Следующие дни пришлось заниматься только этим делом. Снова опрашивать немногочисленных свидетелей, писать отчет. И даже давать интервью, пресса вцепилась в очередного маньяка. И вся эта история такая щекотливая, уже начали появляться люди, которые встали на сторону убийцы.
Грег даже приходил к Шерлоку снова. Холмс подкинул ему пару идей, но видно было, что он сам в это не слишком верит и только ждет, пока маньяк совершит ошибку.
— Так всегда бывает, всегда. Рано или поздно.
— Лишь бы не было слишком поздно.
Лестрейду очень хотелось спросить Шерлока еще и про его старшего брата. Так сказать, попросить совета. Но не решился, глупо это все.
Он не мог знать, что буквально через полчаса братья Холмс как раз общались по телефону. И, в числе прочего, Шерлок не упустил шанса поинтересоваться, как у брата продвигаются отношения с инспектором Лестрейдом.
Майкрофт вспылил:
— Во-первых, все это тебя не касается. А во-вторых, ты прекрасно знаешь, что это не отношения. Это взаимовыгодное сотрудничество.
— Вы поссорились?
Майкрофт устало прикрыл глаза. У Шерлока каким-то образом получалось сочетать сочувствие и ехидство. И как он узнал вообще?
— Вернись к «во-первых», братец, — отрезал Майкрофт.
— Как скажешь, — Шерлок как будто потерял к этому интерес, но тут же продолжил. — Что бы у вас там не произошло, просто не забывай, что инспектор у нас один. Второго такого ты не найдешь.
И ведь он был прав. Майкрофт ненавидел признавать правоту младшего брата.

Грег возвращался домой поздно вечером. Возле его дома стояла машина. Черная, большая, с темными стеклами. Баснословно дорогая. Такие у Лестрейда ассоциировались только с одним человеком.
Он уже прошел мимо, когда сзади его окликнули.
— Инспектор.
И этот голос заставил вздрогнуть и резко развернуться на каблуках.
Майкрофт Холмс. Собственной персоной. Костюм-тройка в тонкую полосочку, дорогие туфли и зонт-трость. Ничего нового.
— Мистер Холмс?
— Не пригласите на чашку чая, инспектор? Есть разговор.
Грегу не хотелось видеть его у себя в квартире, вообще не хотелось видеть. И прогнать Холмса было очень заманчиво. Но Лестрейд почему-то все равно кивнул.
— Заходите.
В квартире было чисто, последние дни Грегу некогда было здесь появляться. Он не предложил даже чая, включил свет в гостиной и устало произнес:
— Мне совершенно некогда с тобой выяснять отношения. Я устал и хочу только горячий душ, чашку кофе и большой сэндвич.
— Отлично, душ, кофе, сэндвич. Я подожду, — Майкрофт был до отвращения невозмутим. Он отвернулся, повесил свой зонт на вешалку в углу. — У меня к тебе разговор. А в таком состоянии ты вряд ли способен на продуктивное общение.
Грегу стоило огромного труда не послать его куда подальше прямо сейчас. А с другой стороны — почему бы и нет?
— Прекрасно. Чувствуй себя как дома. Кухня там, — он зачем-то ткнул на распахнутую дверь и только потом ушел.
Вернулся он через долгих двадцать минут. Халат на голое тело, полотенце на плечах. После душа ему даже не хотелось ругаться с Майкрофтом. Тем более, что он застал Холмса на кухне с закатанными рукавами рубашки и без пиджака.
— Я не нашел у тебя кофе.
То есть, он серьезно собирался за ним ухаживать сегодня?
— Значит, плохо искал, — Грег оттеснил плечом Майкрофта, распахнул дверцы шкафчика. — Вот же.
Он вытащил жестяную банку, открыл крышку.
На лице Майкрофта появилось восхитительное недоумение.
— Но это для круп.
— И что? Я покупаю кофе в пакетах и высыпаю сюда, — Грег щелкнул чайником. — Ты будешь?
Майкрофт заглянул в банку, поморщился.
— Растворимый? Нет, благодарю.
— Тогда чай? Хотя он у меня все еще в пакетиках, — Грег заглянул в холодильник. — Есть еще пиво. И все.
— А какао? — вспомнил Майкрофт вдруг.
— Хочешь какао? — Грег невольно улыбнулся. — Серьезно?
— Ничего лучше у тебя все равно нет, — вздохнул Майкрофт, опускаясь на стул.
— Ладно, будет какао.
В тишине он делал какао, чувствуя взгляд Майкрофта каждую секунду. Он что, вообще не сводит с него взгляда?
— Вообще-то ты уже можешь говорить. Я весь во внимании.
— Наш договор, четвертая страница.
Грег поморщился:
— Я не помню его наизусть, и ты прекрасно это знаешь.
Майкрофт кивнул, даже не скривившись в своей усмешке.
— Там указано, что права сторон равны. Иногда я… не придаю должного значения этому пункту.
Грег честно попытался перевести слова Холмса на человеческий язык.
— Ты что, извиняешься?
Вот теперь поморщился Майкрофт.
— Не думаю, что я должен. Просто уточняю, что мы оба имеем право на исполнение тех желаний, которые у нас могут возникнуть.
— Все, я понял, заткнись, — Грег поставил перед Майкрофтом большую кружку с какао. — Когда ты так говоришь, я чувствую себя последним извращенцем.
Майкрофт заглянул в кружку, невольно заметив, что зефиринок ему сегодня никто не предложил.
— Так что, мы договорились? Ты допиваешь кофе и мы едем?
Лестрейд хмыкнул, бросил сахар в свой кофе.
— Сначала кофе и сэндвич. А потом я подумаю…
— Я сделал уже.
Брови Грега взлетели вверх. Действительно, он только сейчас заметил аккуратный сэндвич, лежащий на тарелке.
— С чем?
— В твоем холодильнике не так много продуктов, знаешь ли, — Майкрофт сделал глоток. — Ветчина, сыр, помидоры. Зелени я у тебя не нашел.
— А соус?
— Ты про ту подозрительную упаковку с майонезом? Я решил, что ты мне нужен здоровым. И без пищевого отравления, желательно.
— Эй, это мой холодильник. Там все то, что я ем!
— И как давно ты открывал ту упаковку? И смотрел ли на срок годности?
Грег смутился:
— Я сам в состоянии разобраться, что творится у меня дома. И я не просил тебя меня кормить, кстати.
— Ты сказал — чувствуй себя как дома.
Разговор раздражал Грега все сильнее.
— Что-то ты у себя дома ни разу не поинтересовался, хочу ли я есть или пить.
Кажется, слова попали в цель. Майкрофт закусил губу, постучал пальцами по кружке.
— Я не подумал. Ты прав.
Грег хмыкнул, раздражение как-то прошло.
— Полегче. Ты уже второй раз почти извинился, скоро я решу, что ты заболел.
Ему досталась улыбка Майкройфта. Сдержанная, слабая, мелькнувшая на несколько секунд. Но Грег заметил и поставил себе мысленный плюс.
Сэндвич был вкусным, кофе потрясающим, а Холмс молчаливым. И Грег наконец-то смог перекусить и расслабиться. Но Майкрофт, видимо, решил продолжить светский разговор.
— Дело маньяка все еще не раскрыто?
Грег откинулся на спинку стула, сделал несколько медленных глотков и только тогда ответил:
— Ты ведь наверняка знаешь ответ. Зацепок нет, подозреваемых нет. Даже твой брат ничем не может помочь.
— Надо ждать. Будет новое убийство.
— Сам-то себя слышишь? — Грег поджал губы. — Я не хочу еще убийств. Пусть лучше дело останется нераскрытым.
— Если дело будет нераскрытым, он будет убивать снова и снова. Он не из тех, кто захочет остановиться.
Лестрейд не ответил. Ему не нравился этот разговор, но он вдруг понял, что им не о чем больше говорить. Дела, Шерлок, секс и… всё.
Кстати про секс.
— Почему ты выбрал меня? — вдруг спросил Грег, сам от себя такого не ожидал. — Я пришел тогда к Шерлоку, даже не зная, что там будешь ты. Но ты-то был в курсе.
Майкрофт смотрел в свою кружку, так что его взгляда разглядеть не получилось.
— Это что, разговор по душам?
— Ты сидишь на моей кухне, пьешь какао и у нас вроде как прелюдия. Так что да, разговор по душам. Так почему?
— Это же логично, — тон Майкрофта был усталый, словно он объясняет ребенку, почему дважды два четыре, а не пять. — Тебе не нужны отношения, как и мне. Я предполагал, что ты подойдешь мне в постели, это можно предсказать довольно точно. Ну и тебе можно доверять.
— И ты проверил меня миллион раз, да, — хмыкнул Грег. — Но ведь можно было найти кого получше. Наверняка миллион кандидатов, которые бы согласились.
Майкрофт криво улыбнулся, уголком губ, то ли насмешливо, то ли иронично.
— Ты не представляешь, какое это редкое сочетание качеств.
— То есть, я уникальный? — рассмеялся Лестрейд. — Я учту.
Снова повисла пауза, и снова Майкрофт решил не молчать:
— Значит, «прелюдия»? — повторил он, словно смакуя это слово. — Уверен, что это называется именно так?
— Ну, если бы ты был нормальным человеком, я бы, может быть, придумал что-то поинтереснее.
Черт, он ведь только что чуть не сказал «Пригласил бы на свидание». Это не то, совсем не то, что нужно говорить. Это противоречит их идиотскому договору.
Он тряхнул головой, отгоняя дурацкие мысли, отставил пустую кружку, потянулся на стуле.
— Ты закончил? — тут же спросил Майкрофт. — Машина ждет.
Грегу не хотелось никуда ехать. Хотелось завалиться в постель, долго ласкать Майкрофта, а потом вырубиться и не вспоминать про миллион бумаг по работе.
— Ты же сам сказал — равные права и все такое. Знаешь, мне надоело мотаться к тебе все время. У меня тоже есть кровать, представляешь. И даже душ.
Он не мог заметить, как растерялся Майкрофт, потому что в его голове мгновенно пронеслись совершенно безрадостные картинки. Узкая кровать с неудобным матрасом. Маленькая ванная и вода со ржавчиной.
— Здесь неудобно, — отрезал он. — У меня больше места и вообще комфортнее.
— Комфортнее тебе, — Лестрейд совсем невежливо ткнул в него пальцем. — Мне удобнее здесь. У себя дома. В моей постели. Ну давай, ты же сам сказал, что права у сторон равные. Значит, ты вполне можешь остаться у меня. Здесь не слишком шикарно, конечно, но, думаю, ты переживешь.
Майкрофт не мог отказаться. Это бы просто перечеркнуло все то, что он говорил раньше. А противоречить самому себе не в его правилах. Лестрейд просто выгонит его, и точно больше ничего не будет. И он уже не найдет настолько подходящего человека.
— Хорошо, — Майкрофт с удовольствием наблюдал, как удивленно вытягивается лицо Грегори. — Думаю, сегодня я могу себе это позволить. Я займу твою ванную?
— Да, конечно, — растерянно отозвался Лестрейд. — Прямо по коридору. В шкафу есть полотенца. И халат.
Майкрофт Холмс в его ванной, в его халате. С ума сойти. Когда Грег предлагал ему остаться, он и не думал, что получит согласие.
Ванная у Лестрейда была жутко маленькая, с обшарпанной плиткой и треснувшим зеркалом над раковиной. Но здесь было чисто, а в воде не обнаружилось признаков ржавчины. Полотенца и халат нашлись в шкафу. Тоже вполне чистые и даже, кажется, их когда-то гладили. Хотя Майкрофту все равно было неприятно представлять, что этим всем мог пользоваться кто-то другой. Кто-то, кроме Грегори…
Холмс не закрыл дверь в ванную. Грег заметил это, направляясь в спальню. В полутемный коридор падала тонкая полоска света, звук льющейся воды было отчетливо слышно. Почему Холмс не закрыл двери? Это, как минимум, странно.
Устоять перед искушением Грег не смог, да и не слишком пытался. Он тихо-тихо потянул дверь на себя, совсем немного, только чтобы можно было заглянуть внутрь. Майкрофт стоял под душем, его тело было покрыто мыльной пеной, и он так смешно жмурился и морщил нос. Самая обычная ситуация, очень естественная вещь. Люди каждый день принимают душ. Что в этом привлекательного?
Но Майкрофт казался сейчас таким простым, настоящим. И он привлекал, сильнее с каждой секундой.
Грег сглотнул, медленно выдохнул и бесшумно отступил назад. Хотя хотелось рвануть вперед, вжать в серую плитку и взять прямо здесь. Но сегодня все будет не так.
Он успел перестелить постель и выкурить сигарету, только тогда Холмс вышел в спальню.
— Как прошли водные процедуры? — спросил Грег, закрывая окно.
— Отлично, благодарю, — Майкрофт стянул ворот халата у шеи, какой-то странный, беззащитный жест, осмотрел кровать.
— Я перестелил постель, — зачем-то произнес Грег.
Майкрофт не ответил, только кивнул, провел полотенцем по волосам и бросил его на стул.
Грег устал ждать. Он шагнул к Майкрофту, сжал в руках ворот халата, вдохнул запах собственного геля для душа.
— Ты отлично пахнешь, — хрипло выдохнул он, потянул Майкрофта на себя. Их губы были так близко.
Он едва ощутимо поцеловал Майкрофта, тут же скользнул губами к щеке, поцеловал висок, уткнулся носом во влажные волосы. Руки коснулись пояса халата, и Майкрофт ощутимо вздрогнул. Словно в первый раз, это сводило с ума.
— Ты нервничаешь? — не удержался от вопроса Грег.
— Непривычно делать это… здесь, — голос Майкрофта был хриплым и таким невероятным.
— Ты хоть раз делал это вне своего дома? — Грег коснулся губами его шеи, слизнул каплю воды. По коже Майкрофта побежали мурашки, его голос стал тише:
— Конечно. Но… очень давно.
Кто бы сомневался.
Грег развязал халат, с удовольствием заметил, что под ним нет ничего. Очень рационально. Грег отступил, сел на постель и тихо позвал:
— Иди ко мне.
И Майкрофт пошел к нему, словно завороженный. Лестрейд одним движением опрокинул его на спину, отбросив халат куда-то в сторону. Его руки сжимали чужие бедра, губы покрывали поцелуями шею. Потом коснулись сосков. Ощутив прикосновение языка, Майкрофт не сдержал тихого стона, робко поднял ладонь, запустил пальцы в волосы Грега.
Зубы сжались на правом соске, заставив тихо охнуть. И тут же снова поцелуй, прикосновение языка, словно Грегори извинялся за короткую вспышку боли.
Майкрофт дышал тяжело. А Грег чувствовал, как растет напряжение в его теле, чувствовал, как напрягаются мышцы, видел, как сильнее сжимаются зубы.
И Лестрейд медлил. Только так можно было заставить расслабиться упрямца Холмса. Долгие, нежные поцелуи. Медленные ласки. Кажется, сегодня он исследовал губами каждый миллиметр кожи Майкрофта. Он целовал его пальцы, терся носом о запястье, касался языком ямочки на сгибе, покрывал поцелуями плечо, прикусывал чувствительную кожу на шее. Ласкать языком вставшие соски было особенно приятно. Выбивать из Майкрофта стоны — восхитительно, каждый из них отзывался волной возбуждения в теле Грега. Наверное, он бы не смог сдерживаться так долго. Но сегодня он словно забыл о себе. Был только Майкрофт.
Майкрофт, с его хриплыми стонами, сжатыми кулаками и очаровательными складочками на животе.
Напряжение в чужом теле уходило медленно. Но уходило. И Грег воспринимал это как свою личную победу. Еще немного, еще чуть-чуть…
— Грег… Грегори…
Собственное имя сквозь хриплые стоны. Это было так прекрасно.
— Тшшш… Сейчас, мой хороший.
Он развел ноги Майкрофта плавно. Опустил голову ниже, вдыхая запах мужского возбуждения. Очень хотелось обхватить губами, взять глубже. Но сначала Грег поцеловал внутреннюю сторону бедра, потом еще и еще раз. И только тогда позволил себе коснуться головки, обвести кончиком языка, провести вниз до самого основания. И еще ниже…
— Грег, — Майкрофт вздрогнул.
Пришлось замереть, поцеловать острую коленку, провести губами к бедру. И Майкрофт снова отступил.
Грег сжал ладонями его ягодицы, бережно развел в стороны. Коснулся языком входа. Он никогда этого не делал, а сейчас получилось так естественно и само собой.
Майкрофт застонал, чувствуя, как в него проникает влажный, горячий язык. Это было слишком. Это нарушало все границы, которые он мысленно выстроил. Но остановить сейчас Грегори было невозможно.
— У меня нет презерватива, — вдруг выдохнул Лестрейд.
Майкрофт даже не сразу понял, о чем он. А потом только шире развел ноги, и услышал сдавленный стон Грегори.
Он вошел плавно, медленно. Чувство заполненности было таким правильным и необходимым, что Майкрофт едва не сорвался в ту же секунду.
Но Грегори как-то очень правильно коснулся его члена, толкнулся еще глубже. И словно открылось второе дыхание.
Грег двигался плавно, очень медленно наращивая темп. От жара и тесноты в глазах темнело, а он старался смотреть на Майкрофта. Ему не хотелось упустить что-то важное. Реакция его мужчины была прекрасна, как никогда. Закушенная губа, стоны, которые он перестал сдерживать, слезинка на щеке.
Грег вжался в него всем телом, коснулся губами этой слезинки и поцеловал Майкрофта наконец по-настоящему. Жадно, с вдруг нахлынувшим отчаянием.
Я хочу, чтобы ты был моим. Всегда. Везде. Каждую секунду. Мой.
Мысли метались в хаосе, и Грег даже не понимал, что творится у него в голове. Реальность была важнее. Майкрофт… Красивый, возбужденный, мечущийся по постели.
И Грег заставил его сорваться первым. Мышцы сжались еще теснее, Майкрофт выгнулся, стон перешел в хриплый крик. На ладони осталась влага.
Грег с трудом смог отстраниться, и тут же сорвался сам, гася собственный стон в очередном поцелуе.
Он упал рядом с Майкрофтом, притянул его к себе уверенно.
Не отпущу. Никогда.
Они остывали медленно. Постель была влажная, и в комнате становилось прохладно.
Грегу понадобилось пять долгих минут, чтобы наконец дотянуться до салфеток и заботливо привести в порядок Майкрофта, а потом уже себя.
Повисла тишина. Майкрофт даже не открыл глаз, и, едва Грег снова откинулся на подушку, сам обнял его, утыкаясь лбом в плечо.
Усталость накатила с новой силой. Глаза слипались. Даже идти в душ не хотелось. Хотелось уснуть вот так — обнимая Майкрофта, чувствуя его дыхание на плече.
Грег лежал, думая о том, как жаль, что совместного сна у них не будет. Это невозможно, это не для Майкрофта. А они бы могли проснуться вместе хоть один раз.

Телефон надрывался где-то в комнате. Мелодия была оглушительно громкой, не смотря на расстояние.
— Твою мать, — выдохнул Грег, кое-как поднялся, вышел в гостиную, достал телефон из куртки. — Да?
— Шеф! У нас убийство. Ночной клуб. Молодой парень. Розочкой от бутылки…
— Черт, — Грег сжал переносицу, взглянул на часы. Пять часов. Кошмар. — Кидай адрес. Сейчас буду. И сделай так, чтобы никто не сунулся туда, пока я не приеду.
Нужно позвонить Шерлоку. Срочно.
Шеф его убьет, тут и к гадалке не ходи.
— Что случилось? — чужой голос раздался так неожиданно, что Грег чуть не выронил трубку.
В дверном проеме стоял Майкрофт Холмс собственной персоной, в халате и с шикарным засосом на шее.
— Ох, привет, — выдохнул Грег. — Ты… ты здесь ночевал?
— Как видишь, — Майкрофт поморщился. — Для тебя это новость?
— Нет, прости. Я… уснул, видимо. Тут новая жертва маньяка. Мне надо ехать.
— Разумеется. Позвони моему брату.
Холмс ушел в спальню, а Грег начал звонить Джону. Слишком хорошо знал, что до Шерлока в такое время не дозвониться.
Майкрофт вышел в гостиную через несколько минут. И если Грег все еще был совершенно голым, то Холмс уже успел полностью одеться, и даже повязать галстук.
— Мне пора, — он подхватил свой зонт с вешалки. — Всего доброго, инспектор. Удачи в деле.
И ушел. Невозмутимый, собранный, без всяких следов сна на лице.
Через полчаса Грег уже несся на место преступления вместе с Шерлоком, который в отличии от брата выглядел так, словно не спал, как минимум, трое суток. Грег прикидывал в уме порядок действий, и никак не мог осознать, что всего несколько часов назад он уснул, обнимая Майкрофта Холмса, а теперь у него впереди только труп и комната, залитая кровью. Хаос в голове грозил перейти в сумасшествие.
Майкрофт Холмс тоже не мог осознать, как он позволил себе остаться на ночь в чужой квартире, в чужой постели. И как он вообще смог там уснуть?
запись создана: 26.04.2017 в 07:51

@темы: фанфики, моё, Шерлок, ШХ, Майкрофт, Грег, mystrade

URL
Комментарии
2017-04-26 в 17:10 

Futbolerka
Can you? Dare you? Would you? Won't you? (с)
Охохох, Майкрофт! Надо же так заморочить себе мозг))
Впрочем, они оба хороши)
Прекрасное продолжение :heart:
Какой у вас классный Грег :inlove:вдохновения вам побольше :white:

2017-04-26 в 17:24 

Sashka.
Красота в глазах смотрящего
Futbolerka, огромное спасибо) :kiss:

URL
2017-04-27 в 20:38 

Golem
Dbyjdys dct
Ура наконец то прода.

2017-05-01 в 15:19 

Futbolerka
Can you? Dare you? Would you? Won't you? (с)
Ох, как это чудесно :hlop:
Грег просто божественно прекрасен у вас :heart:
Чудесно написано! Очень красочно и картинка прямо перед глащами пляшет)

2017-05-03 в 19:01 

компилятор
Не мое, а жаль...
Спасибо за продолжение :love:
Буду с нетерпением ждать новых глав :hi2:

   

Fake it 'till you make it

главная